Экспедиции в Язулу глазами участников
Экспедиции в Язулу глазами участников

Экспедиции в Язулу глазами участников

08.07.2019

Ирина Гарикова

День первый, или как все начиналось

Было страшно? Было, волновалась до дрожи в ногах. Наверное, мама и дедушка очень нагнетали обстановку постоянными расспросами, попытками пересобрать рюкзак в 1001 раз и разного рода ЦУ.

После того, как я появилась на вокзале, я стала чувствовать только энтузиазм. Перетаскивание коробок с места на место, погрузка в поезд, спешное рассовывание вещей по полкам для чемоданов, — все это летело стремительно, почти не отпечатываясь в голове.

Помню отправление. Все сидят, кто-то звонит родителям сообщить о том, что уже отъезжаем, кто-то уже раскладывает личные вещи, и вот ОН тронулся.

Перед экспедицией волновалась, что в поезде будет совсем нечем заняться, однако мой страх не оправдался. Чем мы только не занимались... Игры, музыка, песни под гитару, спешная готовка докладов (были люди, делавшие все в последний день), прогулочные станции, смех, веселье, разговоры.

За этими делами время шло, мы строили планы на будущую работу, смотрели в окна, занимались еще какой-то ерундой, составляющей по больший части весь человеческий досуг. День клонился к закату, нам привезли ужин. Он состоял из гречки, сосисок и помидоров. После еды все начали постепенно собираться большими компаниями и петь песни, играть.

Так и прошел наш день. Самый первый, самый легкий день. Наступила ночь, все постепенно начали ложиться, и к 12 или к часу в поезде воцарилась тишина. Только постукивали колеса на стыках рельс, и шумели далекие гудки проносящихся мимо поездов.

Андрей Немов

1. Паковка. Это одно из самых запоминающихся событий. Мы были только знакомы, но уже работали слажено и придумали метод «цепочка».

2. Настольные игры. Сначала мы играли в Имаджинариум, потом в Мафию. Было классно.

09.07.2019

Ирина Гарикова

Наступил второй день. Вернее, наступило 5 утра второго дня. Эта ночь была ужасной, впрочем, как и почти все ночи в обычных поездах (по крайней мере, я никогда не могу уснуть в поезде и по-человечески выспаться). Большинство из людей еще спали, но были и такие, как я. Дождавшись 8 часов утра, проснулась моя лучшая подруга, и мы начали болтать, играть, в общем, повторяли activity вчерашнего дня.

Часов в 9–10 принесли завтрак, состоявший из овсяной каши и хлеба. Было не очень вкусно, если честно.

Если бы не мини-конференция, устроенная Алексеем Сергеевичем, первый и второй дни и вовсе бы не отличались друг от друга.

Конференция проходила параллельно в двух купе: пары, в которых мы готовили доклады, разделились, и рассказывали каждая о своей теме. Тем было около 15. Они затрагивали самые основные вопросы жизни и быта алтайцев и теленгитов, такие как: 
  •  свадебная обрядность,
  •   похоронная обрядность,
  •   культ огня,
  •   культ коня,
  •   культ воды,
  •   традиционные занятия,
  •   традиционная кухня, и т. д.
Все доклады были подготовлены очень качественно и содержали большое количество информации, которая впоследствии нам очень пригодилась в работе. Помимо работ, которые были представлены нами, детьми, было очень много интересных вещей, которые рассказывал Алексей Сергеевич.

В целом весь остальной день слабо отличался от первого, поэтому я не вижу особого смысла его описывать. Вы можете вернуться в первый день и там найти достаточно обширное его описание.

Андрей Немов

Лично у меня это был самый скучный день, мы ничего не делали (кроме скучных докладов и игр в компьютер). Лишь спасли выдуманные истории Макса, перед Екатеринбургом.

10.07.2019

Ирина Гарикова

Третий день должен был стать последним днем в поезде Москва — Чита. До 4 часов день проходил так же, как и первый. В 4 мы начали снимать постельное белье, собирать вещи и перетаскивать коробки к тамбуру. Началась суматоха, все носили коробки, искали потерянные вещи, спешно упихивали их в рюкзаки.

Наконец, в 8 вечера, мы выгрузились, и нам дали целый час свободного времени в Новосибирске. Это было потрясающе...

Кто-то гулял по набережной, кто-то пошел в магазины закупаться едой, кто-то просто ходил и смотрел на жизнь этого нового для нас города.

Далее перетаскивали коробки к поезду до Бийска, который приходил в 10 вечера, а прибывал на конечную в 7–8 часов утра.

Про этот день сложно сказать что-то еще. Наверное, он не отличался от первого… Паковка, перетаскивание вещей, игры, песни, шутки, разговоры.

Так и прошли три дня, о которых я имела честь вам рассказать.

Андрей Немов

Самый веселый день.

1. Новосибирск

1.1. Метро

Сначала была битва человека с машиной. Мы минут пять тупили и пытались выбить жетон из сломанного автомата. Также Максу она дала только один. Метро мы ждали пять минут, а потом голос из коробки вежливо попросил нас удалиться.

1.2. Магазин

Мы скупили все шоколадки и даже смогли потерять одну коробку.

11.07.2019

Таисия Лаврова

Сегодня у меня был очень насыщенный день. Наша группа проснулась в поезде, в котором мы ехали всю ночь. Мы привели себя в порядок и уже в семь тридцать стояли на платформе в Бийске. Там мы погрузили наши вещи в машины с прицепами и отправились в путь. По дороге мы заехали в магазин за продуктами и остановились на обед у бурлящей прозрачной горной реки. Все время до обеда я отсыпалась в машине, а после я стала любоваться прекрасным пейзажем, расстелившимся за окном. Просторные зеленые луга, горы, большие и маленькие, деревушки — все это было просто изумительно. Наконец, после 10-часовой езды, мы остановились в деревне, где перегрузили все в два грузовика. Мы переоделись, так как к тому времени уже пошел дождь, и поехали. В машине, на которой мы ехали от Улагана до Язулы, было тесновато, но через какое-то время стало посвободнее. Все немного согрелись и стали петь песни. Так через четыре часа мы доехали до нашей конечной цели — Язулы. К тому времени совсем стемнело, и все разгрузились под светом фонариков. Наскоро поужинав, мы легли спать в спортивном зале школы, в которой мы остановились. На этом и закончился наш длинный, полный приключений день.

Наталья Владимировна Ткаченко

Этот день — важный этап входа в удивительный, особенный мир Алтая и деревни Язулы.

Рано утром мы прибыли из Новосибирска в Бийск и достаточно оперативно пересели в три микроавтобуса с прицепами. И предстояла долгая, но красивая дорога до Улагана. Длилась она примерно 10 часов. И вот за окном, постепенно проявляясь на горизонте от чуть теневых абрисов до реальной гряды и ущелий алтайские горы. Как передать словами все то, что видели глаза, чувствовало сердце? Это было похоже скорее на сон во сне, тебе казалось, что проснулся, но не в явь, а в какую-то старую волшебную сказку. Так и здесь. Чтобы прочувствовать полнее и глубже наше погружение в другой мир, мы выходили из автобусов, прислушивались к звукам рек, ветра на лугах, к запахам чабреца и душицы, к ржанию лошадей и мычанию коров, которые часто преграждали нам дорогу.

Но мы ехали дальше, все дальше и вглубь удивительной истории, которой еще только предстояло свершиться. На подъезде к Улагану пошел дождь. И ярчайшие краски стали постепенно смешиваться, как под затейливой кистью акварелиста, в бледно-серые и сиреневатые тона и оттенки. В Улагане мы стали выгружать вещи и очень оперативно грузиться в две машины, которым предстояло везти нас через перевал в Язулу. Одна большая машина на серьезных вездеходных колесах и вторая машина типа уазика с прицепом. Все наши многочисленные коробки и технику мы погрузили в уазик, а в кузов грузовика погрузили рюкзаки и людей, детей и взрослых. Оказаться в кабине с будущими респондентами, нашими смелыми и отважными водителями посчастливилось только мне и моей коллеге Оксане Федоровне Ежовой.

И вот мы тронулись в путь, полный неизвестности, тумана, дождя и опасности. Внутри кабины путь выглядел опасным, с одной стороны почти отвесные скалы, с другой стороны пропасть и бурные реки, которые сменяли одна другую: Башкаус и Чулышман. Шум и разлив, который произошел из-за дождей, этих горных рек все время грозно напоминал нам о суровости края, о его грозности, но и о красоте, о необычайности. Ощущение опасности усиливалось туманом и дождем, который тоже вслед за реками как будто предостерегал нас от чего-то или же наставлял, как строгий, но любящий отец.

было интересно и живо, ведь меня вез Рустам Кайчин, который со свойственной многим язулинцам добрым подшучиванием вводил меня в мир уникального села, в сложную, но такую чарующую сказку культуры теленгитов.

Вот в Саратане он взял у родственников ружье, и я узнаю, что наши теленгиты охотники, и очень часто летом, в неделю по несколько раз, многие семьи выезжают на конях на охоту на маралов. Вот я вижу на месте перед рулем иконки православных святых, но перед перевалом Рустам замолкает, отдавая дань духу этого места, и я узнаю, как гармонично и мудро переплетены религиозные представления у наших будущих гостеприимных язулинцев.

Семья Кайчинов: отец Альберт, сыновья Байрам и Рустам, дочь Юлия — впоследствии станут для нас ключом к культуре, гостеприимными и хлебосольными хозяевами.

Уже за полночь, в полпервого ночи, все еще под дождем мы прибыли в школу. Электричество уже вырубили, и наши походные фонарики выхватывали в лучи света то поленницу, то ствол лиственницы, то черные стекла пустующих классов. Мы, толком не оглядевшись, легли спать.

И только шум утихающего дождя и ветра, незнакомые звуки спящей деревни доносили до нас, как предвестники, будущее утро, полное солнца, красок и новых людей.

12.07.2019

Иван Чистяков

Утром был отличный завтрак (спасибо поварам).

Днем мы нашли трех молодых респондентов, один из них дал интервью, мы узнали много про стоянку, сенокос и скот и жизнь в Язуле. А остальные пригласили нас на чай в ближайшие дни. После я вкушал не менее прекрасный обед.

Получились очень красивые фото гор, деревни и людей (красота Язулы поражает), а день закончился горячей баней и вкусным ужином.

Варя Иванова

Встали мы поздно, поэтому у нас был завтрак-обед (очень вкусный). После этого состоялось ЦУ. Мы ознакомились с картой Язулы, с нашими задачами и правилами. Зарядив технику, все отправились «в поле». Я, Алиса и Злата перешли речку и пошли по Центральной улице, где и встретили нашего первого респондента. Мы долго с ним разговаривали, и интервью получилось насыщенное. Далее мы продолжили идти по Центральной улице. Проходя один дом, я заметила, как за нами изза окна наблюдает бабушка в розовом платочке. Мы подошли к этому дому и начали звать ее, но она спряталась. После этого мы нашли магазин, а затем наткнулись на детей, они показали нам щенка. Потом мы спустились к ручью, где нашли часть челюсти лошади. Пройдя верх по ручью, мы вышли на мост, где и встретили последнего респондента. Эта была Юлия Альбертовна. Она тоже очень много рассказала нам, в том числе и о национальных костюмах. Поэтому мы договорились о встрече у нее дома. Вернулись в лагерь, где у нас был ужин, а потом баня! Далее состоялся вечерний брифинг (правда, мы сидели в темноте, ведь было уже за 12 часов). Еще забыла сказать, что целый день любовалась неповторимой природой Алтая. Смотря на эти бескрайние поля, леса и завораживающие таинственные горы, хочется стать великаном и побежать по этим просторам.

13.07.2019

Ирина Дучевич

Подъем сегодня случился раньше, чем планировалось. В 7:40 встали дежурные и начали так громко ходить и топать, что разбудили всех.

После завтрака мы поздравляли Лизу Воейкову с днем рождения, дежурные даже испекли торт. На ЦУ обсуждалась тема детства, то, о чем можно поговорить с детьми. Когда все ушли в поле, я и Ника сначала пытались найти респондентов, но потом просто присоединились к Лизе и Максиму, которые, как всегда, были в окружении детей. Дети нарвали нам кедровых шишек, которые оказались неспелыми, и научили их вскрывать. Когда Максим начал играть на гитаре, дети пришли в восторг — оказалось, что у них вообще нет никаких музыкальных инструментов.

Вечером, после ужина, мы с Никой решили сходить к вышке, чтобы позвонить родителям, но связи не было почему-то уже второй день во всей Язуле.

На брифинге мы обсуждали, кто что узнал сегодня нового, информации получилось намного больше, чем вчера. Перед сном Алексей Сергеевич решил почитать нам «скучную» книгу, чтобы мы поскорее уснули, но она оказалась такой интересной, что никто не уснул, пока АС не закончил читать.

Александра Савушкина

Суббота. День рождения Лизы В.

Мы встали очень рано, чтобы приготовить Лизе подарки и украшение кухни. Оксана сварила заварной крем для торта из юбилейного печенья (торт был очень вкусным). Мы с Ирой разрисовали плакат «с днем рождения!» и придумали несколько билетов для билетной книжки, которую потом и подарили Лизе.

После завтрака и совмещенного ЦУ-бриффинга мы с Лизой Фейзрахмановой пошли искать респондентов, так как вчера никого не нашли. Проходя мимо ближнего магазина, не зная об открытом дальнем, мы постучались, как нас учили другие группы. Нам никто не открыл, и теперь у меня нет подарков для тайного друга (это очень грустно). Проходя по деревне, мы получили приглашение зайти во двор. Во дворе все были заняты, кроме 11-летней Полины, которая ничего не знала, так как родилась не в Язуле и приезжала только на летние каникулы. Потом мы с Лизой прошли деревню насквозь, так ни на кого и не наткнувшись, перешли реку и стали искать людей у школы (тем более, что примерно там жили мальчики, с которыми я договорилась о встрече (хотя их не было в назначенном месте в назначенное время)). Близко к школе мы никого не встретили, переругались, и Лиза решила пойти по простому пути — взять готового респондента у Натальи Владимировны (которого нам предлагали взять после обеда). Мы провели много времени впустую — Наталья Владимировна еще не пришла. После обеда я пошла мыть посуду и встретила прекрасных детей, и Оксана Федоровна сказала, что они не заняты! Я довела их до дома и договорилась о следующей встрече. Теперь у меня есть первые респонденты!

14.07.2019

Анна Шумова

Еще вчера вечером мы с Агатой планировали пойти в магазин, так как услышали от двух женщин о том, что продавщица — хорошая собеседница. На подходе к магазину виднелись знакомые лица. На крыльце стояли ребята. Это нас насторожило: ведь потенциальный респондент на кону! Оказалось, что мать Риммы Робертовны — респондент Юли и Вани, поэтому они ждали ее около магазина. На крыльцо вышел Аржан Игоревич, с которым мы разговаривали вчера. Но разговор он начал неохотно и вскоре ушел. Как только мы начали беседу с Риммой Робертовной, Юля и Ваня вошли в магазин, а за ними еще одна двойка. Переборов приступ негодования, мы стали расспрашивать респондентку про праздники. Не успела я потянуться в карман за диктофоном, как Римма Робертовна окинула меня грозным взглядом и сказала: «Без записи!». Печально, но конфликтовать не хотелось. Печально было еще то, что две других пары тоже участвовали в беседе и делали записи в тетрадь. Римма Робертовна угостила нас сырчиком. Мне достался заветренный кусок, грызла я его с большими стараниями, и Римма Робертовна подумала, что я брезгую. Неловко. Накупив сладостей и поблагодарив продавщицу, мы вышли относительно довольными. Затем мы нашли в тени симпатичный камень и решили устроить пикник. Сочетание сырчика, лимонада, сухариков и рулета не очень понравилось моему желудку.

Мы поплелись к женщине, к которой предложил нам сходить Алексей Сергеевич. Однако она отсутствовала уже второй день. Вот и пришло время обеда, мы вернулись в лагерь. Аппетита у меня не было, и, разместившись в спальнике, я заснула. Проснулась от звуков гитары и возгласов ребят. Мы с Агатой почитали статьи про Алтай. Мне было очень интересно узнать про историю Алтая, особенно то, что влияние китайской культуры безусловно велико. А вечером на брифинг пришел Владимир и сказал, что раньше, до монгольских завоеваний, алтайцы были высокими блондинами. Сложно представить... Очень хочется попробовать алтайский чай и зайти в аил.... С такими мыслями я легла спать.

Елизавета Воейкова

Для нашей пары в этот день не произошло ничего хорошего. Дети все куда-то испарились, а взрослые бегали от нас как черт от ладана. От нечего делать мы с Максимом пошли к речке. Единственное интересное, что мы там нашли, были две большие глыбы льда. Было неимоверно скучно, и мы решили пойти в лагерь писать реестры. До обеда и после мы только этим и занимались. Я на обед не соизволила явиться, так как у меня пропал аппетит и кружилась голова, что не мешало мне выпить две чашки сладкого чая. Ближе к вечеру я решила выйти в магазин и купить там сок, пить из колонки, а уж тем более из речки я не решалась на протяжении всей экспедиции. Когда я проходила мимо одного аила, я увидела свою респондентку Таяну и нового для меня человека в этой деревне Агнессу. Таяна заулыбалась мне, помахала рукой и позвала в аил пить традиционный чай с толканом, который мне неимоверно понравился. Мама Таяны была занята приготовлением ужина, и мы с девочками поболтали где-то минут 30. Мы попрощались, и я побрела в лагерь. Я решила пройти через сеть мостиков в глубине леса. Сев на один из мостиков и свесив ноги в воду, я достала из рюкзака книгу и углубилась в чтение. Я просидела там еще минут 20 и вернулась как раз к ужину. Вечернюю трапезу я нагло проигнорировала, засев за увлекательной книгой ровно до брифинга. Вечер закончился, и я завершила его просмотром увлекательного фильма.

15.07.2019

Агата Монадеева

Жужжание и поскрипывание теплых от света досок, образующих дорожки к домам тут и там. Петля полетела с дерева, и на звук с разницей в 7 секунд подняли головы две собаки. Они уже ни капли не пугали. Тропинка глухо отдавалась шагам, это домик запустения, все время, что я видела, здесь висят замочки, а наружная задвижка на аиле окончательно перечеркивает все надежды на интервью.

Становилось жарче, а дорога в гору немножко взвивалась от пыли и иногда мошек. Следующий дом с одной стороны выделялся нагромождением тарелок и антенн, так неестественно вписывающихся в здешний пейзаж. А с другой стороны успокаивающе скрипела еще одна калитка и слегка клокочущая дорожка. Правда, выделялась синяя с красным телефонная будка, обнадеживающе работающая только по карте и экстренным вызовам. Внутри линолеум и белые стены. Около часа мы беседовали, болтая ногами с кушетки. Это была местная больница. А магазин с красной дверью и вишневой крышей порадовал вторым завтраком и рассказом о целебных травах от Риммы Робертовны. Параллельно мы выяснили, где библиотека и что сегодня она уже не работает. Дорога пахла чабрецом. Мы несколько раз пытались заговорить с людьми на улице, преимущественно с пожилыми. От нас отделывались, как могли, старшее поколение ничего не знало, не говорило по-русски, болело гриппом и страдало глухотой. Оставалось только зарыться в реестрах…

Всеволод Хухлаев

Сегодня был хороший завтрак. После приема пищи все пошли в деревню искать и разговаривать со своими респондентами.

Потом в 14:30 был обед. После сытного обеда некоторые дети пошли опять «в поле», а остальные пошли делать реестр. Потом опять был ужин, а затем брифинг, а после все пошли спать, даже не подозревая, что через несколько дней нам переселяться.

16.07.2019

Ярослава Макеева

Утро выдалось жаркое, но не душное. Проснулась рано, но вспомнила, что сегодня мой день рождения только спустя час. Торта не нашлось, поэтому на завтрак были не менее вкусные блинчики с фруктами и вареньем. Ближе к обеду начался дождь, однако он был не сильным. Я и Ира Бродская медленно и лениво дошли до дома респондентки, но ее не оказалось. Мы еще немного послонялись по деревне, но ничего дельного не нашли. Вечером много играли на гитаре и пели. Чувствовала себя счастливой. Мне же теперь шестнадцать.

17.07.2019

Всеволод Хухлаев

Был хороший день. После овсянки мы пошли в поле, там было несколько интересных детей.

Так как я внеплановый дежурный (каждый день), я пошел готовить обед. После раздачи я пошел делать реестры, а некоторые опять пошли «в поле». Затем я опять готовил ужин и раздавал еду

Потом был интересный брифинг и ночной сон.

Софья Ларкина

Экспедиция вообще складывается неказисто: не справляюсь с собой, ситуацией, какой-либо ответственностью, и в принципе, кажется, ни с чем не справляюсь, как всегда. 17 — был день наиболее неказистый, но смешной, переходный между временем-когда-еще-надеешься-выкарабкаться и временем-когда-уже-на-все-глубоко-все-равно. Утром вешала веревку для белья и буквально запуталась в ней как маленькая, как будто руки не слушаются, и мир не слушается, самый нелепый человек. Потом пришла Ника, просто стала рядом делать то же самое, и все получилось и распуталось. Пошли с ней к Марине Алексеевне, за неделю договорились встретиться. Марина Алексеевна — учитель русского и литературы, уезжала на свадьбу и вернулась. Мы думали, что заговорим про учеников, спросим про названия странных предметов, отношения учеников между собой, их странный устав, потом про свадьбу. Пришли, заговорили. А Марина Алексеевна нам — «знаете, а ведь ко мне вчера заходили 4 девушки, сказали, что сегодня к 11 придут». «Неловко получается, — говорим, — ну давайте тогда мы пойдем, а они у вас все спросят». — «Нет-нет, лучше оставайтесь все вместе, я же и вам обещала поговорить, и им тоже обещала». До 11 было пять минут, Елена Игоревна и Оксана пришли через три. Марина Алексеевна поздоровалась с ними и ушла в дом, а потом попросила нас всех не заходить за ней и не уходить, потому что она нас сейчас встретит по-алтайски. Так что мы не ушли. Хорошо, что Елена Игоревна и Оксана — два человека, а не четыре. Марина Алексеевна вынесла нам блюдо круглых-таких-сладких-штук-не-могу-вспомнить-название, замороженное арчи и четыре (по людям) рюмки арачки, нельзя было уходить, раз нам вынесли и нас встречали. Марина Алексеевна была в своем свадебном костюме, он был ей немного мал, она выходила замуж молодой, давно уже, скованная была, напряженная. Мы выпили, зашли за ней в аил. Было неловко, очень неловко. Елена Игоревна и Оксана что-то спрашивали, как-то сразу про личное, про девственность на свадьбе, вот это вот все. Чувствовалось, что тоже должны что-то спрашивать, но выходило по-дурацки, и Елена Игоревна с Оксаной будто бы оценивали, как выходит, и шипели мне за Никиной спиной — «Чего ты ничего не ешь? Ешь!». А Марина Алексеевна накладывала очень много еды, макароны с олениной (мы тогда не знали, что это оленина), разное молочное. Олень с молочным, скоро после завтрака — очень тяжело москвичам. Обязательно ешьте, говорила Марина Алексеевна, так положено. В углу аила играли ее дети, симпатичные, хорошие, они разулись, а нам Марина Алексеевна говорила, не надо разуваться, но дети разулись, и Елена Игоревна, как они, и мы, как Елена Игоревна. Дети сидели на кровати с ногами, у ковров, мы сидели за столом, в аиле земляной пол. Мы говорили на неловкие темы, Марина Алексеевна наливала и наливала чай, и ей тоже было страшно неловко, и тарелки с макаронами были невозможно большими. И был какой-то вопрос, не помню, странный такой вопрос, все про свадьбу. Марина Алексеевна на него еще не ответила, в дверь постучали. Вошли Юлия Сергеевна и еще три девочки. Они не стали разуваться. Теперь мы заняли весь аил. Было стыдно, совсем по-дурацки. Мы умеете петь, нам сказали, объяснила Юлия Сергеевна, мы собираем песни, и запела что-то свадебное русское, взяла для этого баян Марины Алексеевны. Потом Ира Гарикова говорит Оксане — вы же умеем на три голоса, давайте. И они запели с Ирой и Юлией на три голоса, очень длинную песню. С ними была женщина, жена брата мужа Марины Алексеевны, она их привела. И ей было неловко, всем было. Аил маленький, нас было много, тесно, большая часть нас ни к месту, они вошли посередине вопроса. «Дважды сорванный разговор, — рассказывала потом об этом Ника — Елена Игоревна и Оксана Федоровна подрезали нас, а Юлия Сергеевна подрезала Елену Игоревну и Оксану Федоровну». Они допели песню и сказали Марине Алексеевне и той женщине, что теперь они должны петь. Марина Алексеевна и женщина пели, после каждой песни Юлия Сергеевна одинаковым тоном говорила «замечательно, замечательно. А еще?» и улыбалась. Где-то на четвертой песне у меня сильно-сильно заболел живот, я вышла на улицу подышать и посидеть клубком на траве, ко мне подошли дети, они вышли раньше, мы познакомились. У девочки (Ариадны) были веснушки, красивые. Потом я вернулась, все по кругу выпили арачки, Юлия Сергеевна и Оксана сказали при этом громкие, но вполне теплые слова. Потом нам с Никой нужно было уходить дежурить, мы ушли, обрадовались поводу уйти. Когда и Юлия Сергеевна ушла, Елена Игоревна и Оксана продолжили разговор, но Марине Алексеевне было тяжело, неудобно, не получилось у них сблизиться. Плохая ситуация.

По дороге к школе я снова стала умирать, в итоге не дежурила, Ника отпустила спать, и хорошо, Ника говорила «мои дежурные». Заснула, во сне тоже было больно, и снились глупые кошмары. Очень глупые и стыдные кошмары, отвратительно. А когда проснулась, было лучше. Зашла за лекарствами в комнату Оксаны и других взрослых, а они пели песни Окуджавы, а еще какие-то из старых спектаклей. Было здорово. Посидела, послушала. Оксана поет самые лучшие песни, Оксана совсем по-родному и очень тепло поет. Так люблю. Посидела, послушала. Вышла, потерялась, нигде не было Ники. Нехорошо с моей стороны, конечно, нужно было ее позвать, когда пели. Ника ушла к респондентам, это очень здорово, т. к. раньше ей это было вроде бы тяжело. Я подумала, что смогу ее найти. Камера была у Ники и диктофон тоже. Я приходила к домам респондентов незадолго до того, как туда приходила Ника, даже в том же порядке, но мы так и не встретились. Было смешно. Теплый вечер и будто бы вся деревня вышла на улицу, всюду люди, никогда не видела столько людей в Язуле. Особенно много у вышки, где должна ловиться связь. Люди подходили ко мне и говорили «о, москвич, что тебе еще рассказать? Я уже что-то рассказывал, но еще могу. Хочешь про кай?». Они были немного пьяны. Я спрашивала их, не видели ли они Нику, и мне было смешно и глупо, что я без диктофона и без камеры. Потом подбежала девочка Аяна, воскликнула «о, смотри, еще одна!» и обняла меня, взяла за руку, трогала волосы, юбку, гладила по носу, ей 6 лет, она как моторчик, но чувствовалось, что с ней что-то не так. Так бывает у детей с синдромом Дауна, например, или еще какими, но она не выглядела как такой ребенок, просто будто бы очень несчастная. На следующий день ее мама приходила к нам, совсем пьяная, совсем неразумная, разбила половник об собаку, приставала к людям, у нее случилось что-то очень плохое, умер муж и сын, не помню, она какая-то совсем пострадавшая, а Аяна моторчик. Указала, куда пошла Ника, мы решили, что к школе, шла со мной за руку до, сказала, мол, хочет с нами там кушать, не хочет домой. Немного говорили с ее мамой еще по дороге, одноклассник ее мамы — кайчист. Совсем немного говорили. Встретила Нику почти в калитке. Возбужденно про все рассказывала. «Вижу, ты хорошо себя чувствуешь», — сказала Ника. Ника познакомилась со внучкой Раисы Исаковны, шутила, что подбираемся к Раисе Исаковне как можем. В первый день Раиса Исаковна сказала, что не хочет, чтобы мы к ней ходили, и мы не ходили, но все время попадали к кому-то рядом — дальним родственникам, друзьям и прочее — все нас слали к ней как к умной, знающей и прекрасно говорящей по-русски. А сама она как раз больше всего стеснялась, что вроде как плохо говорит. Мы готовили ужин, на кухне я тоже была неловким человеком. Когда дежуришь за старшего, главное — не самому работать, а всех желающих обеспечить работой. Это немного сложно. Люди скачут вокруг и такие «а что нам делать? А что? Хотим что-то делать!». А у тебя, там, может, каша горит. То есть это у Ники горела. Пыталась как-то ее разгрузить, скорее увеличивала хаос, наверное, такое, такое. Под конец опять заболела, ушла, легла. Померяла температуру, была температура. Потом плохо помню, ходила к Оксане, смеялись. Не ходила на брифинг, лежали с Никой и Сашей (когда вы ушли звонить поступающей Лесе, и не с кем было проводить брифинг), Ника читала наизусть английскую балладу, которую с детства помнит, Саша просто рядом была. Тоже смеялись, был хороший вечер, хотя и тяжело немного из-за температуры. Потом болела два дня, впервые за последние два года. Все это написанное читается так, будто мне очень грустно и вообще все грустно, мне правда сегодня грустно, но в тот день было скорее смешно.

18.07.2019

Анастасия Курнешова

В тот день была хорошая, ясная погода и с каждым часом становилось все теплее. В середине дня меня безумно потянуло в горы. Каждый уголок Язулы мне самолично хотелось исследовать, все увидеть своими глазами, принять в себя, сравнить с тем, что уже есть у меня внутри.

Я положила в рюкзак блокнот и краски, прислушалась к чему-то внутри себя и направилась в сторону, откуда мы приехали на том Сатанинском Катафалке.

По дороге, пока я пыхтела, взбираясь на гору, меня нагнал Андрей и сообщил, что мы идем вместе и что идем мы к реке Чулышман.

Странное чувство посещало меня, когда я оказывалась наедине с Алтаем. Меня словно охватывал какой-то чудный дух, мне хотелось бежать, понимаете, бежать, бежать. На меня это не похоже, потому что чаще всего я придерживаюсь логики, что зачем бежать, если можно идти. Но тогда Земля и Горы не казались препятствием, мне ничего не было нужно. Это чувство было похоже на вдохновение, но я никогда не ощущала его настолько сильно физически.

Обычно через пять минут хождения по горам я уже задыхаюсь и останавливаюсь, чтобы передохнуть, в такие минуты я задумываюсь, каким образом местные жители, вынужденные каждый день ходить по этим горам, умудряются не задыхаться. К тому же интересно, видят ли они эту красоту, или она для них так же привычна и надоедлива, как для меня стена машин на Третьем транспортном кольце.

Все это мы с Андреем обсуждали по дороге. А когда мы дошли до места и мне открылся вид на Чулышман, слов мне оказалось недостаточно. Не получится у меня, как у настоящих писателей, рассказать о живописности этой горной реки.

Я уговорила Андрея спуститься чуть ниже по склону и присесть на самом крутом обрыве, чтобы видеть всю картину. От наших шагов мелкие камушки с шорохом скатывались и бесшумно исчезали в пропасти.

Мне захотелось рисовать, и, хоть я не верила в то, что я добьюсь от красок желаемого результата, упорно сидела и водила кистью по очертаниям гор, деревьев, бурлящей реки. И закончила рисовать, когда уже начало темнеть.

Дорога обратно казалась мне дольше и труднее. Что-то отобрало у меня все силы, хоть и оставило на месте их приятное чувство.

Когда мы добрались до лагеря, был уже вечер, время брифинга, на который мы, кажется, немного опоздали.

Ярослава Макеева

Второй день на кордоне. Мы много разговаривали с Сергеем, собрали много действительно хорошего материала. Я бегала с камерой на детали и немного устала, а еще случайно влетела шеей в колючую проволоку, висящую на ограде у одного из домиков, где мы снимали. Сергей был разговорчив, а чай со смородиной особенно вкусным. Я немного приболела, и посему было решено везти меня в коляске мотоцикла, а Иру Бродскую за компанию на пассажирском месте. Было весело и немножко страшно. Наелись всякой мошкары.

19.07.2019

Вероника Сергеевна Ерофеева

День экспедиции двенадцатый, он же восьмой день в Язуле.

Соне снился кошмар, а мне (Нике), наоборот, снился сон очень хороший, поэтому было крайне обидно, когда его бесцеремонно прервала грозная дежурная Саша. Она вошла, размахивая длиннющими косами, суровая и вставшая в семь утра, и голосом громким и властным спугнула мой красивый и хрупкий сон. И все ради какой-то подгоревшей пшенки! Я пшенку, вообще-то, и не люблю вовсе.

Сегодня время пошло на убыль. Скоро оно понесется, как конь, культ которого так развит в здешних местах. Утром у нас по двору, кстати, гуляли кони. Есть одна смешная песенка про коней, там слова такие: «В предвечерней тишине / Бродят кони по сосне». На Алтае, правда, не сосны, а кедры, и тишины никакой не бывает — все вокруг стрекочет и мычит, журчит и жужжит. Все вокруг не спит. Я вот тоже не сплю, я пишу дневник.

Что произошло сегодня? Будем кратки и ограничимся тезисами, не зря же целую неделю учились выносить на общий круг в брифинге только основную информацию.

Итак.

Радости гурманные:
  •   кружка молока (ура! как всегда, спасибо Владимиру);
  •   наконец-то свежий и очень вкусный хлеб (тоже спасибо Владимиру);
  •   рагу из барана, которого принесли, кажется, Вася с Игорем (ого-го-го, таким манером группа психологии скоро сможет потягаться с самой деревней во главе с Дёминым!). Отдельная радость у Василисы — самозабвенно обгладывает кости;
  •   макароны по-флотски от Елены Игоревны.
Радости житейские: 
  •   наши товарищи из лазарета постепенно идут на поправку;
  •   началась работа над докладами и все деловито оживлены;
  •   утром было холодно, а днем уже тепло;
  •   завтра баня, а эта мысль всегда воодушевляет;
  •   Яся сварила кофе;
  •   кто-то принял душ и теперь радостен и чист;
  •   наша с Соней пара расквиталась с расстановкой тегов и с чистой совестью наслаждается жизнью.
Можно, наверное, вспомнить еще кучу всего приятного, но свет давно погасили, а значит, пора спать. Тем более, Саша завтра не дежурит и, возможно, хороший сон даже удастся досмотреть.

20.07.2019

Юлия Гритчина

Утро. Как же я люблю и ненавижу утро. Как всегда надо вставать и идти на завтрак, но есть совсем не хочется. Вообще бы ничего не делать в этот момент, но нет, надо же работать и вставать. Может, не идти на завтрак? Может, остаться в спальнике и поболтать с девчонками? Так мы и сделали, и только после того, как все поели, мы выбрались из завала спальников, одежды, разговоров и песен. Осталось только умыться и выпить чаю, завтракать незачем.

А дальше придется снова работать, теперь надо делать доклад. А потом снова происходит так, что ты идешь работать, садишься за комп, создаешь папку «доклад» и просто смотришь в экран, ничего не делая. Но потом приходит то ли вдохновение, то ли что-то еще, и ты просто пишешь текст, создаешь какие-то таблицы, понимаешь, что тебе нужно делать. Так мы с Нелей на пару создали основу доклада и даже начали смысловую часть, это не максимум, но я довольна.

Нельзя нарадоваться бане, несмотря на то, что говорили, что баня будет очень редко, мы живем в отличных условиях. Обожаю баню, сегодня мы мылись третий раз за все время, и это неплохо.

А еще иногда с респондентами приятно просто поговорить, а не брать интервью, я случайно встретилась с человеком, который косил траву за школой, и мы пообщались. Опять не хочу кушать, но борщ вкусный.

Я снова начала любить рисование, и мы пошли искать красивое место, в результате нашли респондента, но после разговора все же поднялись на гору. Я, не художник, рисовала, а Аня, которая очень классно делает это, наслаждалась видом и прохладным ветром на горе в жаркий день. Сидеть в теплом шарфе и смотреть на прекрасные виды гор... не передать словами это чувство и наслаждение.

Мне кажется, что разговоры в столовке — лучшее, не важно, о чем, это всегда вовремя, особенно, если это люди, с которыми ты общаешься не часто.

А песни в этой же столовке еще лучше, вспомнить прошлую экспу и насладиться тем, что поют все и всем это нравится.

И снова засыпать в разговорах, музыке и смехе.

Серафима Сафронова

О, этот чудесный геркулес, с которого начался день 20 июля 2019 года. День продолжился весьма неожиданно и интересно, а именно, после дегустирования пищи богов нами был посещен респондент, у которого мы мало того что узнали много всего интересного на темы наших докладов, так еще и научились разным интересным хозяйственным вещам. Кстати, когда в начале старшие говорили, что экспедиция научит жизни в целом и всему по отдельности, в это как-то не верилось. Но сегодня мы научились класть поленницы, жечь костры (мы до этого тоже умели, честно, не такие безрукие) и вообще уже как-то прониклись, начиная жалеть, что блокнот и диктофон — обязательные наши спутники. Далее произошло еще одно невероятное счастье, а именно баня. Если вы не считаете это счастьем, то... я не знаю, что вам сказать. После же бани, самое замечательное, что вы можете сделать — это пожарить свежевыловленную рыбу, пропахнуть ею насквозь, с небольшой грустью вспоминая баню, но ничуть не жалея о происходящем. О, любимые реестры, дело дошло и до вас, причем не дошло, а домчалось, промчалось и затормозило у ужина. А поскольку мы против угла позора, то после ужина совершается обязательный ритуал помывки мисок. Ура, репетиция, которая является нововведением в уже устоявшуюся экспедиционную жизнь. Но, что-то новое — это всегда весело и интересно, так получилось и в этот раз. Ну а дальше — чистим перышки и отходим ко сну.

21.07.2019

Екатерина Байдакова

Сегодня наконец настал тот момент, когда я почувствовала себя действительно нормально после болезни. К тому же, на завтрак не просто так давали гренки с цветной посыпкой, сегодня день рождения у Елены Игоревны (ура!). После завтрака мы с Дашей сонно легли на спальники, в глубине души осознавая, что вообще-то надо бы работать над докладом. Отложив эту проблему на пару часов, решили хотя бы сходить в магазин. После двухдневного лежания в изоляторе поход до дальнего магазина казался очень сложным. Все холмы внезапно превратились в непокоримые горы, а моя дыхательная система периодически давала сбои в работе. В магазине мне главным образом надо было купить зубную щетку, потому что моя то ли потерялась, то ли ее кто-то забрал, неприятно, в общем. Когда мы подошли к магазину и поняли, что он закрыт, расстроились, конечно, но идти назад было лень, так что мы стали сидеть на ступеньках у магазина и петь песни (экспедиционные). Надеюсь, мы не напугали местных жителей.

Потом без приключений вернулись в лагерь, и как-то уже наступил обед. Тут я вдруг узнала, что наша респондентка звала нас к вечеру в гости, но у Даши-то дежурство, в общем надо было идти после обеда. Одна только проблема: наше «прилягу на минутку» обернулось в полуторачасовой сон. Кое-как проснувшись и узнав время, мы (там еще была Лиза В.) побежали к Сынару. И именно в тот момент, когда мы подошли к ее дому, вдруг приехали ее сыновья и прочие родственники. Поздоровавшись и сделав вид, что так и задумано, прошли мимо и решили просто посидеть на речке и поговорить. Потом происходили всякие не особо интересные события вроде второй неудачной попытки сходить в магазин. Самое смешное, что примерно через 20 минут после этой самой попытки мы узнали, что продавщица вернулась и открыла магазин. Ну, собственно, что нам оставалось, пришлось идти в третий раз. Даша уже не могла это сделать, но зато со слегка безумными глазами попросила купить ей чипсы и кучу шоколада. Самое (!) главное для меня было, что я нашла зубную щетку. Потом я, кажется, написала (кое-как) свою часть доклада. И после ужина состоялся мини-брифинг. Там Ника оставила почти к каждой микротеме комментарий вроде: «где цитаты-ы-ы», в целом меня тоже такой вопрос мучал. И не только такой, был еще: «где все реестры-ы». В общем, всю работу по поиску цитат я оставила на следующий день.

После был некий информативный брифинг, но самое крутое было чтение Ильи Кочергина после этого. Он пишет просто замечательно, сразу хочется еще раз прокатиться на кузове по дороге до Язулы (несмотря на все «удобства»). Ну, думаю, мне это еще предстоит, и я, возможно, немного пожалею о своих словах)))

Дарья Дудина

Я проснулась от того, что пришел дежурный, сказав, что завтрак готов. Вставать совсем не хотелось, потому что до часу ночи кто-то стучал. Я и мои соседи (Катя и Федя) подумали на мальчиков, что живут у нас рядом. Но мы им этого не предъявили. После рядом оказались коровы. Если прошлой ночью их было две, то сегодня их было целое стадо. И гонять их было бессмысленно.

На завтрак была каша, но так же и гренки. Так как у нашей любимой Адамян Елены Игоревны был день рождения! Вообще довольно круто получилось, что в этой экспедиции было целых четыре дня рождения. Вернемся к гренкам). Они были о-о-очень вкусными))).

После завтрака я и Катя решили пойти в магазин, чтобы купить что-то «тайным друзьям» (ну... и себе что-нибудь). Но магазин, к сожалению, оказался закрытым. Мы решили, что он откроется чуть позже, потому что времени было одиннадцать часов утра. Мы сели на ступеньки у входа в магазин и стали петь гимн ДГ. Через минут двадцать наша надежда начала угасать. К магазину на мотоцикле подъехала семья алтайцев и сказала нам, что магазин сегодня не работает. Это было ужасно для меня, потому что я давно ничего не дарила своему «тайному другу». Мне было стыдно. Мы собрались с силами и пошли обратно в лагерь.

По прибытии в наше временное место проживания я написала немного доклад, а потом пошла готовить обед. За готовкой обеда ничего особенного не произошло. Все было гладко. После обеда мне надо было к респонденту, поэтому я попросила Севу и Иру помыть кухню и ушла.

Но в какой-то момент что-то пошло не так, и мы с Катей (мы не в паре, но у нас есть общий респондент) уснули. Проснулись через двадцать минут, собрались и пошли, прихватив с собой Лизу. Но и тут что-то не сложилось, потому что к Сынару (наша респондентка) привезли ее детей, которые уезжали к сестре мужа в Улаган. Мы решили не мешать воссоединению семьи и пошли на речку. Мы сидели и говорили, Катя и Лиза доставали маленькие камушки из речки.

Вдруг Лиза упомянула в разговоре, что магазин сегодня откроется ближе к вечеру. Мы решили сходить туда, чтобы проверить. Вдруг он открыт? Но с интуицией у нас явно чтото не то, потому что магазин еще не открыли. Мы постояли возле дома, попытались позвать продавщицу, но безуспешно. Стало совсем грустно. Сели на ступеньки и говорили об ужастиках. Через полчаса пошли обратно, так как мне надо было снова дежурить.

Готовка и сам ужин прошел как обычно. Но вот после... Я полтора часа мыла посуду. Мои руки были полностью обморожены. Хорошо, что Тая и рабочие, которые ремонтируют школу, мне немного помогли.

После уборки я поговорила с Соней по поводу доклада. Затем был брифинг/ЦУ. Оказалось, что в деревне умер человек. И похороны будут двадцать четвертого числа. А мы должны ехать на конференцию в этот же день. Наш отъезд стал под угрозой. Либо мы уезжаем раньше, то есть двадцать третьего, либо позже, т. е. двадцать пятого. Что-то не очень хорошо получается. Но ладно. После всех новостей Алексей Сергеевич продолжил читать нам рассказ Ильи Кочергина. Это писатель и отец одного из участников экспедиции — Васи Кочергина.

После чтения был официальный отбой. Но что-то не все хотели ложиться спать. Некоторые участники игрались с шариком, крича неразборчивые слова. Через полчаса все стихло.

22.07.2019

Юлия Гритчина

Мутный день. Завал докладом, чтением и дежурством. Утро хорошее, когда ты выспался, но ночь была ужасной. Ночь ужасная, когда тебе плохо, ты болеешь, я заболела именно в этот день и почти не спала. А разбудил меня Федя, нам надо было на дежурство. Я была очень рада, потому что помогать готовить кашу надо немного, и я могла читать, именно в этот день мне хотелось читать. Ну а потом мы готовили оладушки, я так люблю это делать, но на печке я делала это, конечно, в первый раз и была счастлива, пожалуй. А стоять на раздаче с Федей очень прикольно, мы впаривали всем рисовую кашу и берегли оладушки, хоть потом их и осталось очень много, но их доели. Смешно, а может и не очень, когда все твои впечатления от дня — это дежурство и болезнь. Но ты снова пытаешься написать доклад, а тебе лень и ничего не получается. А просить еще кого-то не вариант, не помогает. Но всегда можно найти помощь у друзей.

И мы снова рисуем, только уже не горы. Это была афиша на наш концерт, который так и не состоялся, к сожалению. Но рисовать все равно классно.

А перед сном рисовать еще круче. А засыпать в теплом спальнике круто всегда. Болезнь может помешать спать, но, если очень хочется, ничего не помешает.

23.07.2019

Вероника Золотарева

Сегодня у нас на завтрак были блинчики, точнее, оладушки. Сразу после завтрака было ЦУ, после которого все разошлись по своим делам, кто-то писать доклады, кто-то убираться или собирать громоздкие походные рюкзаки.

Потом была баня, правда идти туда не очень-то и хотелось, потому что на улице шел противный моросящий дождик…

А после этого был вкусный обед, последний наш обед тут, в Язуле. И снова уборка, фильмы, доклады, все заняты, а я сижу и думаю, чего бы такого интересного впихнуть в этот серый дождливый день. Как назло, ничего интересного.

Ближе к ужину настроение улучшилось, наконец-то дорисовала неуклюжих смешных человечков на нашем плакате, который мы решили повесить где-нибудь в школе, чтобы все потом читали и радовались… наверное. Собственно моей задачей

были человечки, и я эту задачу выполнила, так что все, я молодец (сам не похвалишь, никто не похвалит).

Кстати, ужин был прекрасный, и тут я вдруг вспомнила, ЧТО УЖЕ ВОСЕМЬ ВЕЧЕРА, А МЫ ЕЩЕ НЕ УБРАЛИСЬ!!! А это, если вы не знаете, просто кошмар, думаю, если бы мы убрались, то точно выиграли приз «Самое замусоренное пространство всех времен и народов», мне кажется, мы бы точно собрали килограмм 10 очистков от семечек.

Ворвавшись с огромным желанием все убрать, (под «все» я имею в виду вообще ВСЕ), я обнаружила мирно спящую Иру, явно не горевшую желанием затеять генеральную уборку, увидев это прекрасное зрелище, мое желание перестать быть бомжом вдруг испарилось…

Правда, учителя меня успокоили, так что все нормально.

А, и еще кое-что: вообще-то уже 0:02, так что я пойду спать, наверное, по крайней мере, я не горю желанием получить от кого-нибудь выговор…

Спокойной ночи).

24.07.2019

Игорь Бычков

Проснулся. Бегу на кухню. Кофе. Выдохнул.

Везде грязно. Убираюсь. Протираю, выношу мусор. Убрался. Гружу рюкзаки. Прощаюсь с местными жителями.

В грузовичке. Прощаюсь с Язулой. Осматриваюсь. Красиво. Тепло — солнце. Едем, болтаю. Замолчал, сплю. Холодно — ветер. Замерз. Куртка, люди, руки — греюсь.

В автобусе. Едем долго — укачивает. Делать нечего, сплю.

У магазина. Водитель подарил газировку. Местный мальчик решил познакомиться.

В магазине. Полки полупустые. Покупаю хлеб. Бутерброды с колбасой.

Идем пешком. Поле. Коровы. Друзья. Разговариваем.

Пришли. Ставим шатер. Развожу костер. Ужин — каша, чай, мармелад.

В шатре. Устал. Шумит дождь. Голоса. Заснул.

25.07.2019

Василий Кочергин

25-го мы проснулись в дождь. Перед началом конференции надо было сделать много дел, например, подготовить секции презентации докладов. Этим и занимались парни из разных, уже приехавших групп. Василий Кочергин и другие отпилили огромнейшее бревно.

В этот день обсуждались и дописывались доклады, доделывались фильмы. Подъезжали остальные группы, следующий день обещал быть одним из самых важных в экспедиции.

25-го мы заснули в дождь.

26.07.2019

Алиса Куклина

Сегодня был самый насыщенный день, день конференции. Сначала мы рассказывали доклады. Мой был про алтайскую кухню, так как у нас был показательный материал, наш доклад был самым запоминающимся. Также я слушала доклады других групп, очень хороший доклад был у «БГХ» и «Деревни». Они довольно интересно рассказывают.

Вечером была самодеятельность. Все группы приготовили песни, кто-то сочинил сам, кто-то перепел уже старые песни. Самые крутые номера с песнями были у «Химии» и «БГХ», и немного «Географии». Затем начался показ фильмов. Их так много, что не все остались смотреть до конца. Лично я ушла. Но наш фильм я все-таки посмотрела, сначала я переживала, что никому не понравится, но мои ожидания не оправдались.

Весь оставшийся вечер я провела с «БГХ». Я сидела у их костра, пела с ними песни и не скучала. Они очень милые ребята. На большом костре я также сидела с их группой. Большой костер очень сильное мероприятие. Сережа Слободсков постарался и сделал классное фаер-шоу, всем это понравилось. Было очень весело.

После костра я отправилась к костру «БГХ» и продолжила петь с ними, они угостили какао и приняли меня как родную. Им впервые сделали отбой, он был в 2:30. Я просидела с ними до последнего. Было очень грустно прощаться с ними. На этом мой день закончился.

Наиля Мустафина

Сегодня наконец тот самый день, когда все группы доехали до места проведения конференции. Мы позавтракали как обычно, и нас собрали около костра, чтобы объявить ценные указания. Оказывается, мы будем не только доклады слушать и рассказывать, но и фильмы смотреть. Через некоторое время нас позвали для объявления распределения на секции. Наша группа рассказывает доклад на третьей секции. Тут много людей, а мы самые первые. Доклад получился чуть больше, чем мы ожидали. Рассказав и послушав все доклады, мы прервались на обед. Суп, как всегда, получился очень вкусный, и все, поблагодарив Алексея Сергеевича, ушли по палаткам или гулять. Я, встретившись с теми, с кем мечтала наконец увидеться все прошедшее лето, пошла гулять. Сначала мы шли по полю и набрели на реку. Вода была холодной. Прошло еще немного времени, и наша группа начала готовиться к вечеру самодеятельности. В основном все группы исполняли песни, как и мы. Некоторые из лицеистов отличились оригинальностью исполнения или текстом песни. Было смешно и весело. После столь странного действия мы остались на просмотр фильмов, что были сделаны нами во время самой экспедиции. Их было довольно много, почти от каждой специализации. Поздним вечером был костер. Так как было довольно холодно, костер стал еще более долгожданным. Зажгли его очень торжественно. Все было атмосферно, потому что над головой звезды, вокруг темно, все сидят вокруг гигантского костра и поют песни. Разошлись группы довольно поздно, и все еще долго не спали. Некоторые сидели вокруг своих костров, кто-то наслаждался звездным небом и горным пейзажам, а кто-то просто продолжил общение в малых кругах, разбежавшись по палаткам.

27.07.2019

Кирилл Фейзрахманов

Как же это достало! Без остановки я слышу этот повторяющийся крик: «Леха, надень трусы!» Почему он не прекращается?

На завтрак была ужасная манная каша с отвратительными, не разварившимися комочками. На мой вопрос: «У нас есть сахар?», я получал в ответ только недоуменные взгляды и медленные покачивания головой. Я доедал кашу через силу и с трудом разжевывал эти комочки.

Из-за прощального костра мы легли довольно поздно, и теперь этот раздражающий звук мешает продолжить мне спать. Почему крикун просто не может перестать и лечь спать? Что с ним не так? Почему он так себя ведет?

Мы целый час ждали, когда приедут эти буханки. И что в итоге? Ошибка в коммуникации! Мы просто час сидели на месте и ждали машин, но они делали то же самое. Мы пошли по дороге, ведущей в деревню, но где-то на середине пути сошли с нее и пошли просто по полю. Куда мы пришли? Что это за кучи камней? Ясно — это же известные курганы, артефакты которых сейчас пылятся в Эрмитаже.

Успокойте кто-нибудь этого полудурка!

Эта женщина считала нас особенными? Почему она думала, что мы будем исследовать все это?

Замолчи, замолчи, замолчи, не позорься!

Некоторые камни стояли отдельно. Экскурсовод говорила разные гипотезы об истории их появления, но как по мне — это все бред сивой кобылы.

Почему его голос такой раздражающий?

Буханка тряслась на каждой кочке и норовила перевернуться буквально всегда. Внутри было тесно и шумно. Куда это мы приехали? Музей? Какой же он был маленький, но хотя бы опрятный. Больше похоже на то, что мы пришли в гости к двоюродной тетке и она рассказывает о своем доме.

Мне хочется ему вмазать!

Дорога к петроглифам невыносима. Сами петроглифы оказались скалой с нарисованными на ней рисунками зверей. Слишком звучное название для этого места.

Я уже никогда не усну, наверное.

По приходу к лагерю начался дождь, и мы спрятались по палаткам. Я лежу в спальнике под успокаивающий звук падающих на тент капель дождя. Наверное, не все так плохо, поэтому я кричу: «Леха, надень трусы!»

Злата Щербакова

Сегодня, 27 июля, мы отправились на экскурсию. Недалеко от нашего лагеря расположен курган, на который мы и взобрались в первую очередь. Прослушав историю этого места от экскурсовода, наша группа поехала на буханке к другой локации. Там нас пригласили внутрь двух аилов, один — старый, другой — современный. Внутри нам рассказали про строение аилов, показали древний аппарат для приготовления аракы, место, где сушится сырчик, предмет, которым заменяют соску малышам, предложили попробовать местный напиток, который дают уважаемым гостям и еще много всего. После осмотра аилов мы продолжили наш путь. На этот раз мы направились в последнюю точку нашего маршрута — скала с петроглифами. Не дойдя до них, я уже несколько раз успела спотыкнуться об камни, но это стоило того, чтобы подняться и посмотреть. На скале были изображены лучник и животные, которые направляются в одну сторону. Экскурсия подходила к концу, и мы возвращались к лагерю.

28.07.2019

Ирина Бродская

Заключительный день конференции. Запомнился он в первую очередь долгожданным выступлением кайчи. Молодой человек и девушка играли на традиционных инструментах и исполняли песни, отрывки эпосов. Оказалось, что запрет на исполнение кая женщинами действует сейчас так же, как и раньше. Совершенно не представляю, как человек может издавать такие звуки! Звучало абсолютно инопланетно!

Последний день конференции, а значит, общее собрание. Все тридцать девять человек собрались в круг у костра. Каждый должен был сказать, что вынес из экспедиции. Немного странно... Такое ощущение, что именно в этот момент все были по-настоящему искренни и говорили то, чего не решались сказать все это время. Очень атмосферно и лампово. Собрание закончилось около двенадцати. И примерно до двух ночи мы сидели у костра и пели под гитару. Замечательный день)

Алексей Кузиченков

День я начал также, как и закончил предыдущий — счастливым. Уже не помню, что было на завтрак, но не суть важно, было вкусно и сытно. После обеда приехал кайчи и еще одна девушка. Они пели, играли на своих народных инструментах. Единственное, что мне понравилось по звучанию — их двухструнная скрипка, звучало неплохо. Было интересно послушать, как звучит кай. Этих ребят бы на битбокс соревнования — все награды бы забрали.

Сегодня я много разговаривал с людьми про итоги экспедиции, у всех в основном счастливые воспоминания, но кто-то все же плачет, пришлось их успокаивать. Глупые дети... Хотя я тоже не особо взрослый.

Скоро отъезжать в Москву — уже завтра с утра, а жаль, это была прекрасная экспедиция, тут такие милые девочки и веселые мальчики. Ух! Не могу, какие они классные.

Человек, что дочитал до конца этого дня. Да, именно ты. Хорошего тебе настроения! Иди съешь печеньку…

29.07.2019

Максим Антонов

У нас был достаточно сложный день, мы очень рано встали, для того чтобы быстро собраться и выдвигаться к автобусам. У всех было хорошее настроение, так как все размышляли по типу: «Ура! Скоро в Москву, к родителям!». Мы достаточно быстро собрались и отправились в деревню с названием Боочи, там нас ждали автобусы. Лично у меня была достаточно веселая дорога, так как мы шли с Андреем и Иваном вместе и травили анекдоты. Мы с горем пополам засунули свои и чужие рюкзаки в автобус и отправились в долгую дорогу. Мы не могли определиться, в какой автобус нам садиться, потому что все время нас отправляли из одного автобуса в другой, в конце концов мы сели в маленький и очень неудобный автобус, в нем с моим ростом 190 см было очень неудобно, постоянно я старался поменять позу. Ехали мы почти 9 часов и прибыли в Барнаул в 20:50. Пока разобрали свои рюкзаки и собрались перед вокзалом, наступило 22:15. Нас отпустили гулять, но сам по себе Барнаул достаточно скучный город, в нем мало достопримечательностей, которые были бы интересны для просмотра. Я прошел достаточно много по центру и встретил только танк «Т-34-85» и монумент павшим солдатам в Великой Отечественной войне. В конце концов нас собрали, и мы начали грузиться в поезд. Это произошло достаточно быстро, так как у нас не было такого количества коробок. У нас до отправления было около часа, и мы почти все сидели на асфальте перед поездом и пели песни. Было достаточно весело, потому что все были в предвкушении Москвы. И вот наступило время отправления. Все сели по своим местам, и поезд тронулся. Мы после отправления не очень много бодрствовали, потому что все хотели спать (нас рано подняли, и мы не могли нормально поспать в автобусе).

Любовь Кармазина

С самого утра все начали собирать оставшиеся вещи, палатки и упаковывать их в рюкзаки и мешки. На завтрак была каша, ну а после, погрузив вещи в буханку, все отправились пешком в деревню, где нас ждали автобусы. Там многие пошли в магазин, а когда стали загружаться — группа «Геология» заявила, что едут в комфортабельном автобусе они. Нам оставался лишь маленький неудобный транспорт, в котором было очень жарко, но мы не унывали, почти. Во время 8–9 часов поездки было несколько остановок, на одной из которых был перекус. Вечером около 21:00 мы приехали. После перетаскивания вещей всем дали 1,5 часа на прогулку. Уже позднее, загрузившись по купе, все застелились и постепенно улеглись.

30.07.2019

Таисия Лаврова

Сегодняшний день начался с того, что мы проснулись в поезде, в который сели накануне ночью. Мы рано встали, умылись и пошли на завтрак. Его ели не все, но взрослые раздавали нам еду, закупленную специально для поезда. Обед и ужин порадовал нас больше. Какое-то время у нас не работал кондиционер, но на одной из остановок его починили. Я читала книгу, а потом мы читали вслух Джорджа Оруэлла «Скотный двор», смотрели на пейзажи за окном, слушали музыку. Я думала о том, что сегодняшний день предпоследний в этой экспедиции и я испытываю два чувства. С одной стороны, я грущу, уезжая из такого красивого места, с уже полюбившимися людьми, их необыкновенной культурой и обычаями, о которых я уже знаю достаточно много. С другой стороны, я, конечно же, хочу вернуться домой, к своей семье, в привычный мне мир. Надеюсь, я не забуду этого интересного и во многом нового для меня путешествия!
Количество показов: 3