Платформа Razvitie и ее инструменты как точка входа в пространство власти для новой управленческой элиты
Платформа Razvitie и ее инструменты как точка входа в пространство власти для новой управленческой элиты

Платформа Razvitie и ее инструменты как точка входа в пространство власти для новой управленческой элиты

Введение

В настоящий момент определяется, какой образ будущего возобладает и каким будет новый неизвестный нам мир. Это связано с тем, что разрушается старая система управления. Она перестала работать не только в конкретных операциональных точках. Она в принципе не готова к разворачивающемуся краху всей капиталистической миросистемы. Мир глобального финансового капитализма рушится сразу по множеству оснований. Госкапитализм социалистической системы управления Китая лучше справляется с мировой эпидемией. Однако люди не хотят и не могут выходить в новую реальность: они ждут отскока стоимости нефти, возврата к свободному перемещению по всему миру, к приемлемому обменному курсу доллара и рубля.

Следует признать, что мира глобализации нулевых больше не будет, он исчез навсегда. Мы находимся в ситуации необратимого цивилизационного изменения. Исчезает массовый потребительский туризм, схлопываются массовые авиаперевозки в том виде, в каком мы их знали и к какому привыкли.

Принципиальное значение имеет тот факт, что мировой катаклизм развертывается не в одном измерении, а сразу в шести-семи (финансовый кризис, пандемия, миграционный кризис, зоны «мятежвойны», подталкивающие мир к ядерному столкновению, резкое социальное расслоение олигархата и среднего класса, надвигающаяся экологическая катастрофа).

Имеет место переход от глобального финансового капитализма с центром в США к капитализмам национальным, жестко конкурирующим по всем направлениям. Можно утверждать, что социализм Китая внутри страны выступает в форме жесткого национального капитализма во внешней политике. Борьба национальных капитализмов без всякой солидарности является реальностью складывающегося мира. В связи с этим любые мировые события воспринимаются как недружественные действия одного национального капитализма против других национальных капитализмов.

До сих пор нет полной ясности, является ли пандемия случайным включением в оборот новых типов вируса, или речь идет о новом биологическом оружии. Полноценные доскональные знания на этот счет пока отсутствуют. Также неясно, идет ли речь о заболевании определенной этиологии, или перед нами специально сфабрикованный и навязанный психоз, результат озабоченности по поводу пневмоний разной этиологии.

Начинают активно внедряться средства цифрового тотального контроля капитализма слежки, разрушающие приватное пространство человека. С другой стороны, специальные цифровые системы и социальный скоринг могут обеспечить биологическую безопасность в современных условиях и создать «архипелаги безопасности» — зоны, куда доступ возможен только при соблюдении жесточайшего контроля на основе эпидемиологической паспортизации и составления профиля об исполнении гигиенических и других правил бытового поведения человеком.

Незавершившийся финансовый кризис 2007 года с оборотом огромного количества необеспеченных долларов США (государственный долг США превысил отметку в 25 трл. $, дефицит бюджета по прогнозам аналитиков к концу года может достичь 3,7 трлн. $, или 18% ВВП, общий долг домохозяйств достиг 14.3 трл. $, половина всех коммерческих сделок в мире осуществляется в долларах, но в мировом импорте доллар занимает лишь одну пятую [Lettieri, Raimondi 2019]) вспыхнул с новой силой, поскольку по решению Президента США Д. Трампа напечатано огромное количество долларов в качестве помощи национальной экономике, которое сравнивают со взрывом ядерной бомбы, только финансовой [«США взорвали...» 2020]. Ценовая война вокруг нефти привела к разрушению устойчивых доходов стран-экспортеров, к схлопыванию целого ряда отраслей. Начинаются новые ценовые войны вокруг стоимости продуктов, например, пшеницы.

Введение карантинных режимов в огромном количестве стран и остановка производств привела к росту массовой безработицы и обнищанию огромных групп населения, к резкому росту экономического расслоения.

Неверно считать, что пандемия, финансовый кризис, миграционное нашествие на Европу, социальное расслоение, экологическая катастрофа — это не имеющие отношения друг к другу событийные ряды. В действительности это — единая реальность разрушения зон устойчивости социальных порядков. Но понимание этой новой реальности требует интегративного мышления, поскольку решение должно предлагаться относительно цивилизационного катаклизма в целом.

Основной вопрос состоит в том, как исследовать эту очень сложную реальность. Она требует использования трансдисциплинарных методологий, связанных с определением границ отработанных моделей и идеализаций в существующих дисциплинах, и с созданием новых интегративных моделей. Именно подобный тип методологий имеет принципиальное значение для исследования сценариев будущего, которое не должно повторять прошлое. Неопределенное будущее и разработка стратегий действия в ситуациях неопределенности является важнейшим вызовом для исследователей, разрабатывающих комплексное системное знание о развитии общественных систем и человека. Интерес к исследованию будущего, процессов общественного развития прежде всего должен стимулироваться в институтах образования. Исследования такого сложного общественного явления, как развитие, организуемые в рамках образовательных программ, способствуют включению учащихся и педагогов в практики производства нового знания. Важнейшее направление — это формирование сетевых международных молодежных групп, обменивающихся формируемыми представлениями, онтологическими схемами и моделями общественного развития. Так, в ходе разработки международного проекта «Трансъевразийский пояс Razvitie» [Gromyko 2015] профессором Джузеппе Фоллони (Университет Трента) [Folloni 2017] была инициирована студенческая работа по исследованию различия понятия development в англосаксонской литературе и понятия «развитие», использовавшегося в международном проекте, инициированном российскими организаторами.

Капитализма изолированных поселений не будет

Правительства разных стран в описанной ситуации внушают необходимость изоляции, ограничения прямого общения, вплоть до создания автономных изолированных поселений-бункеров в «лесах и горах» с автономным энергетическим обеспечением, общением и взаимодействием исключительно за счет телекоммуникативных систем. Это и есть программируемая финансовым олигархатом новая реальность — переход от капитализма тотального потребления к «капитализму изолированных бункеров с тотальной цифровой слежкой». Олигархат тоже планирует уходить в бункеры, но только более роскошные. Не случайно в США в период коронавируса резко выросло количество продаж загородной недвижимости. Совсем оригинальным типом поселений для олигархата становятся города-государства в океане, в которых создается свой особый социально-правовой статус. Такой формат называют систейдингом — это автономные сообщества, которые свободно перемещаются в открытом море вне юрисдикции какой-либо страны.

Однако эти планы следует признать утопичными, кризис будет преодолен иным образом.

Формирование мира будущего будет безусловно связано с предложением технологий новой консолидации, новых форм интенсивного общения, стимулирующих сострадание и соучастие, c созданием поверх возникшего мира хаоса с истерическим требованием изоляции и обособленности новых «архипелагов» цивилизационного развития и интеграции. Эти архипелаги будут зонами восстановления производств, фундаментальной науки и образования на основе обмена знаниями, транспортных, телекоммуникационных, энергетических инфраструктур, восстанавливающих и усиливающих кооперацию нового типа — кооперацию вокруг процессов развития, но формируемых в «вакуолях» и защитных оболочках безопасностей всех типов (вирусологической, антитеррористической, кибернетической, энергетической, транспортной, антропологической). Это будет кооперация, основанная не на разделении труда, а на соорганизации международной деятельности вокруг решения проблем. Но из этого следует, что именно услуги безопасности будут в ближайшее время определять стоимость продуктов форм общения, по К. Марксу (Verkehrungsformen), в широком смысле слова — транспорта, живой коммуникации, конференций и т. д.

Те, кто первые начнут предлагать форматы безопасной кооперации, выиграют политически и экономически. Подобную интеграцию могут развернуть прежде всего интеллектуалы, предлагая экспорт систем безопасности для формирования архипелагов развития поверх хаоса бункеров и изоляции.

Однако мы имеем дело с принципиальной проблемой — вторжением цифровой слежки в зону приватной жизни человека. Поскольку формирование зон безопасности основано на тотальной цифровой слежке, паспортизации всех его привычек и особенностей поведения. Человеческое в человеке будет неизбежно сопротивляться этому разрушению зоны приватности. Это сопротивление открывает возможность нового прорыва в искусстве, утверждающей идею, что даже взятый под наблюдение и контроль человек — это совсем иная сущность, чем человек внутренний, которого невозможно извне контролировать и наблюдать.

Развитие — мировая повестка действия по преодолению режима чрезвычайности

В период сформированного режима чрезвычайности, приведшего к произвольной остановке мировой экономики, важнейшим становится вопрос о потенциально другой системе координат для развертывания социально-экономических процессов. Если ее не выделить и не предъявить, то популярные утверждения о том, что после пандемии мы окажемся в новой реальности, кончатся ничем. Мы окажемся в той же самой хорошо знакомой «старой» реальности, но только с меньшими возможностями для человеческого существования. Проект другой организации мировой экономики и мировых финансов должен выступать ориентиром для согласованных действий различных национальных и международных групп.

При этом особого внимания заслуживает точка зрения выдающего политолога Кейса ван дер Пейла [van der Pijl 2020] и ряда других исследователей (Радика Десай, Паоло Раймонди) о том, что введенный режим карантина и остановка экономики связаны с восстановлением силовой гегемонии групп власти над населением и правительствами своих стран. По некоторому странному сигналу правительства разных стран стали соревноваться, кто быстрее и жестче введет карантин и более резко остановит экономику. Огромное количество социальных протестов по всему миру, связанных с колоссальным расслоением населения на олигархат и все более не уверенный в своем завтрашнем дне «прекариат» , было остановлено карантином под предлогом спасения жизни населения.

Введенный мировой карантин, вызвавший гигантский спад агрегированного спроса потребительского и спроса на инвестиции, показал слабость мирового либерального капитализма, опирающегося исключительно на монетаристскую политику. Гигантская накачка мировой финансовой системы долларами после инициатив Трампа показала на фондовых рынках весьма слабую реакцию. Западный капитализм, несмотря на попытку отсрочить свой окончательный развал (и накапливая долги частные и государственные, чтобы «купить время», по выражению Радики Десай [Desai 2020]), очень плохо спра - вился с пандемией по сравнению с социалистическим Китаем и государственно-капиталистической Беларусью. Уже сегодня банки очень дорожат депозитами корпораций, которые осу - ществляют производительную деятельность и рассматривают их как фондирование высшего качества. Уменьшение депозитов продуктивности приведет к развалу не только фондового рынка, но и банковской системы в целом [Desai 2013].

Вместе с тем финансовый капитализм, пугая население смертью от опасного вируса, стал складывать бактериологическо-фармацевтическо-финансово-военно-промышленный комплекс [van der Pijl 2020], который изобретает спасительную вакцину на основе неограниченного финансового ресурса. Все идет к тому, что население в дальнейшем будет принуждаться к обязательной вакцинации. Эта вакцинация станет возможностью списать огромные финансовые затраты и обогатится олигархическим финансовым группам, управляющим созданием и применением этой вакцины. Судя по всему, вместо формирования систем профилактики и поддержки здоровья Запад пойдет по пути радикальной фармакологизации. Прав Леонид Рошаль, утверждавший, что данная пандемия является своеобразной репетицией тотальной бактериологической войны [Рошаль назвал... 2020]. Специально выводимые штаммы вирусов не требуют огромных затрат энергии, а разрушительный потенциал, связанный с избирательным уничтожением населения, сопоставим с действием нейронной бомбы. Основным инструментом управления является навязываемый через заботу о жизни страх внезапной смерти. С этой точки зрения Запад продолжает развертывать принципы биополитики страха и соответствующих репрессивных дискурсов, выделенных Мишелем Фуко, вместо предложения позитивных образов жизнестратегии, связанных с желанием жить [Zylberman 2013]. Биополитика все более и более превращается в изощренную танато-политику навязывания смерти. Российская власть, прежде всего в лице мэра Москвы С. Собянина, во всю старалась копировать Запад и в мерах по введению ограничительного карантина, и в предложениях по ослаблению этих мер. Не слишком высокой смертности от коронавируса мы обязаны остаткам советской системы здравоохранения, запрещавшей избыточную фармакологизацию населения и предлагавшей развитие систем профилактики, обеспечивающих поддержку иммунитета к заболеваниям. Но советская система здравоохранения в России разрушена, а сохранившаяся социалистическая система здравоохранения Китая показала значительно более эффективные результаты по защите населения от гибели. Такое безынициативное копирование Запада в сфере борьбы с пандемией связано и с неспособностью российской власти отказаться от  принципов либерально-финансовой экономики и с отсутствием оригинальной идеологии продвижения в будущее.

Мировой либеральный капитализм в лице Евросоюза и популиста Трампа должен возвращаться для преодоления мирового кризиса к тезису Джона Мейнарда Кейнса — к социализации инвестиций через созидательную массовую занятость в продуктивной экономике. Для этого должна заработать фискальная политика, облагающая сверхдоходы прогрессивным налогом. Но реализация подобного подхода означала бы выход в то поле, где либеральные капиталистические правительства никогда не действовали. В этом случае, возможно, мы будем иметь дело не с либеральным финансовым капитализмом, а с не капитализмом вовсе.

Для выхода к этой новой точке необходим не режим экономии всех социальных затрат и борьбы с бедностью, которая только усиливает нищету, а мобилизационные созидательно-преобразующие проекты, которые обеспечивают резкое увеличение производства материального богатства: энергии, продуктов питания, технологий, знания, новых интегративных инфраструктур, поселений. Запад не может предложить подобных проектов.

Принципиальным фактором объединения инновационных, знаниевых возможностей, пространственных очагов действия и принципиально новых финансовых инструментов становятся масштабные проекты типа проекта Трансъевразийского пояса «Razvitie», китайского проекта «Один пояс — один путь».

Цели комплексного развития страны на основе подобных проектов связаны с переосвоением значительных территорий, созданием новых производств, новых поселений. Необходимо специально анализировать и показывать, почему цели развития и предмет развития полностью вытравлен и удален из сегодняшнего управленческого мышления правящего класса и замещен совершенно инородными симулякрами. Почему цели развития страны заменены внешне похожими на развитие, но совершенно инородными развитию речевыми формулами? Реализовывать эти формулы никто не собирается, они произносятся лишь для имитации деятельности.

Развитие является искусственно-естественным процессом. Что-то в нем запускается искусственным планомерным преобразованием, но если дальше намечаемое преобразование не подхватывается процессами самодеятельности (автопоэзиса) и самоорганизации огромного количества общественных групп и общественным энтузиазмом, то возникает химера. Развитие вскрывает и делает явными новые источники энергии, в том числе социальной энергии. Химера истощает силы.

Следует признать, что развитие предполагает преобразование одновременно нескольких процессов — социальной  организации общества, технологий и технологических систем, форм организации промышленности и производства, структурного усложнения и создания новых форм знания, синтезируемого с искусством и управленческими решениями, повышения уровня организации сознания и антропологической организации человека, увеличивающей горизонт активной продуктивной жизни за пределы ста лет и одновременно раскрывающей возможности многопоколенной многочисленной семьи.

Не бывает китайского, американского, японского или немецкого развития. Развитие — мировой процесс. Крайне важно, как интеллектуально-управленческая элита страны и в каких понятиях осознает не кабалистическую формулу, а организмический генетический код процессов развития. Такое понимание способствует установлению эффективных взаимодействий с представителями других стран.

С другой стороны, сегодня очень важно отделить русское понятие «развитие» от американского «development», которое формирует однополюсную гегемонию «планетарного кадавра» в виде долларовой системы. Универсальная цифровая машина интернета по всем законам зазеркалья имитирует мировую рабовладельческую демократию, когда Facebook — это агора (площадь собраний свободных граждан) для митингов и «оранжевых революций», Google — мировая библиотека с целенаправленно отбираемыми для массового читателя источниками знаний, а Amazon — универсальное торжище [Ferguson 2018]. «Дружественные» интерфейсы создают бихевиористического человека-биоробота, движущегося в лабиринте сконструированных для него потребительских стимулов и реакций, не имеющего независимого пространства мечты и самостоятельного действия. Интернет-протоколы и средства визуализации лишают человека личной и родовой памяти, идентичности, поэтому повсюду распространяется культ бесконечного бессвязного памятования.

Концепт Razvitie меняет представление о власти

Основной недостаток англосаксонского термина «development» связан с уменьшением дистинктивности или различительности. Понятия не допускают синонимии. Каждый термин отличается от другого термина, в этом заключается повышение уровня мыслительной организации. Чем выше различительность, тем выше уровень организации мышления и выше возможности осознанного синтеза. Англосаксонское «development» отождествляет развитие и рост. Самыми выгодными бизнес-операциями являются краткосрочные финансовые сделки. Долгосрочный инвестор в принципиально новое решение всегда проиграет, поскольку приоритетом всей  долларовой мировой финансовой системы являются кратко - срочные сделки. Линейный рост финансовых показателей под - меняет развитие. При подобном подходе качественный скачок (qualitative leap) невозможен, когда достаточно длительное время не фиксируется линейный рост финансовых показателей.

Краткосрочные финансовые сделки лежат в основе управления потребительским поведением клиента: образцы джинсов, «айфонов», ноутбуков, автомобилей, умных домов, лекарств, пищи должны быстро преобразовываться и меняться, чтобы потребителю предлагались все новые и новые предметы выбора. Через социальные сети в ответ на фиксируемые предпочтения участникам подкладываются новые предметы потребления. Предметом преобразования и манипулирования становятся также электоральные предпочтения. Если раньше власть была связана с собственностью на средства производства, то сегодня власть правящего класса «англосаксонской Трансатлантики» основана на средствах модификации человеческого поведения. Важно не производство и не новые рынки, а средства модификации потребительского поведения, способы управления мотивацией и желаниями. Человеку все время подсказывают, что ему нужно выбирать в соответствии с одобрением большинства, зафиксированному при помощи боль - ших данных. Это делается для того, чтобы быть успешным или казаться успешным для других. Через интернет добываются все новые и новые сведения о потребительских предпочтениях по всему миру. Эти сведения очень важны для военной разведки и финансовых групп, поскольку на их основе разрабатываются модели человеческих желаний и границы осведомленности человека. В зонах неосведомленности, где возникает страх неопределенности, могут вбрасываться непроверяемые ложные новости. В этих случаях анализируется, как на человека воздействуют члены его социальной сети, которые ему подсказывают не только что выбирать, но и кого выбрать на основе принципов западной электоральной демократии.

Подход развития меняет кардинально сложившуюся форму власти. Основой власти становится долгосрочный инвестиционный проект и интерактивная система планирования и наблюдения (мониторинга) в режиме реального времени за реализацией проекта, делающей невозможной коррупцию. Власть укоренена в целеполагающей воле государства создавать новые мульти-инфраструктуры (транспорт, энергетику, телекоммуникации), новые индустрии, новые города.

Но для различения фиктивных, лишь декларируемых намерений и реальной практики продвижения должна существовать интерактивная система планирования, динамическая схемо-вертикаль проектов, обеспечивающая взаимодействие власти, корпораций, частных компаний, финансовых институтов. Намечаемые проекты новых инфраструктур, производственных центров, городов и поселений должны быть заметны для счётности существующей долларовой системы, чтобы закрепляться в виде отдельно формируемого полюса экономического богатства и власти. Это связано с вопросом инициации создания очагов-оазисов мировой геоэкономики — в Евразии в целом, в Юго-Восточной Азии, в Северо-Восточной Азии, в Арктике, в Африке, Латинской Америке.

В этой ситуации проблема финансовой счётности, финансовых инструментов и финансовых институтов приобретает особую остроту. Финансовая система во главе с долларом становится угрозой человечеству. Она не позволяет реализовывать новые более справедливые возможности, и об этом на разные голоса говорят представители разных профессиональных позиций: и олигархи, и аналитики, и предприниматели, и общественные деятели. Важна точка зрения Паоло Раймонди о непропорциональном несправедливом представительстве доллара в торговых системах и в системах мирового производства товаров. Российский миллиардер Игорь Рыбаков назвал вброс долларовой наличности для преодоления кризиса взрывом термоядерной долларовой бомбы, которая приведет к возможности скупки активов по всему миру [«США взорвали...» 2020]. IT-предприниматель и создатель Телеграм-мессенджера Павел Дуров остановил проект разработки криптовалюты «гGram» и блокчейн-проекта Telegram Open Network (TON) [«Сегодня печальный день для Telegram» 2020]. По его словам, причиной стало решение суда США, который запретил передавать токены изначальным покупателям. При этом предприниматель утверждает, что постановление американского суда распространяется на весь мир, тем самым лишая другие государства права решать, «что хорошо, а что плохо для их граждан». Это решение было принято в связи с тем, что суд США признал Gram ценными бумагами и запретил их передачу первоначальным покупателям. «96% населения мира зависит от тех, кого выбрали 4% людей, живущих в США», — сказал Павел Дуров. Возникает сложнейшая проблема: как выйти за рамки долларового диктата?

Необходима разработка новой архитектуры мировой финансовой системы и выход за рамки доллара как основы существующей финансовой системы. Основная проблема заключается в том, как начать формировать другую мировую финансовую систему, не сорвавшись в пропасть мировой ядерной войны. Очевидно, что США добровольно не откажутся от мировой финансовой гегемонии. Хорошо понятно, что абстрактные схемы новой мировой финансовой системы ни к чему не приведут. Необходимо очень жестко и аналитически фиксировать дисбалансы существующей мировой финансовой системы, ее слабые звенья и формы политического давления по ее силовой и пропагандистской охране и одновременно предлагать масштабные международные проекты сотрудничества, на которых могут отрабатываться другие финансовые инструменты, способные стать элементами новой финансовой архитектуры.

Трансформация финансовой системы необходима не сама по себе. Для демонстрации крайней важности новых финансовых инструментов, фондов долгосрочных инвестиций в развитие нужны проекты полномасштабной континентализации как альтернатива глобализации. Эти проекты основаны на формировании очагов полномасштабного развития. Мы выделяем очаги двух типов: очаги фронтирного пионерского освоения — Амазонии [Carrasco, Palacios, Lino 2001; Lino 2019], Дальнего Востока, Северо-Восточной Азии, Арктики — и очаги переосвоения старых территорий традиционной цивилизационной идентичности. Так очагом второго типа является, например, Российское Нечерноземье, регион, который начинается всего в 150 км от Москвы — зона запустения и обезлюживания. Этот регион недофинасировался еще в советский период. У очагов переосвоения есть родственники по несчастью — например, южные регионы Италии, где в XIX веке начиналась индустриально-промышленная революция (первый трамвай начал курсировать на Сицилии), но затем эта зона погружается в стагнацию. В таком же состоянии пребывают французская Нормандия, американский Детройт. Уникальные природно-климатические условия Нечерноземья позволяют здесь выращивать лучший в мире по качеству лён-долгунец для производства тканей и огромного количества других продуктов, создаваемых при переработке льноволокна вплоть до сверхтвердого пластика — углена. По аналогии с мировым «шелковым путем» можно говорить о «льняном пути» или «льняном поясе», который идет из Нормандии через Голландию, Польшу, Беларусь в Россию через Омскую область и Алтай до Китая, объединяя территории, где производится льняное волокно.

Льняная индустрия Нечерноземья — производство высококачественного льняного волокна — должна быть с самого начала включена в международные глобальные цепочки добавленной стоимости. Это может быть сделано при взаимодействии с индустрией моды премиум-класса Италии и Японии по производству одежды, мебельной обивки, интерьера жилища и автомобиля... Необходимый объем инвестиций в проект составляет 1 млрд евро для выхода к 2030 году на производство 300 тысяч тонн кондиционного льноволокна на 1 млн гектаров пахотных земель, вновь введенных в оборот.

Для формирования подобных очагов развития нужны специальные интегративные инфраструктуры — энергетика, транспорт, телекоммуникации и космический интернет, позволяющий замыкать «оазисы развития» друг на друга — и специальный финансовый технологический инструмент — валюту Razvitie [Громыко 2012]. Валюта Razvitie основывается на корзине валют заинтересованных в реализации международного проекта государств и представляет собой цифровой своп, обеспечивающий льготную форму обмена различных валют друг на друга при реализации торговых и производственных проектов. Формирование подобного свопа невозможно без диалога между представителями крупнейших развитых и развивающихся экономик, одновременно разных цивилизаций — России («цивилизации восточного православия», по определению Арнольда Тойнби [Тойнби 2006]), Европы, Китая, Индии. Этот цивилизационный диалог является прежде всего диалогом о назначении человека и его базовых ценностях, традициях и родовой памяти, который определяет и судьбы мировой экономики — в частности, преодоления непропорциональной представленности доллара в мировых расчетах. Отнюдь не случайно, что смена мировой финансовой модели возможна только в поле диалога цивилизаций. И именно подобный диалог был несколько раз инициирован на экономической сессии форума «Диалог цивилизаций» на о. Родос, в которых мы имели честь принимать участие.

В этих условиях важнейшее значение приобретает самоорганизация международных общественных интеллектуальных групп, способных использовать карантин как рефлексивную паузу для выдвижения проектов нового уровня общественного развития. Именно эти проекты являются условием того, что после окончательного выхода из карантина мир двинется по совершенно иной траектории планетарного развития.

Литература

  1.  Википедия — Прекариат // Википедия. URL: https://ru.wikipedia. org/wiki/Прекариат
  2.  Громыко 2012 — Громыко Ю. У истоков валюты развития // БДМ. Банки и деловой мир. 2012. № 6, июнь.
  3.  Рошаль назвал... 2020 — Рошаль назвал распространение вируса репетицией биологической войны // РИА Новости. 23.02.2020. URL: https://ria.ru/20200323/1569030980.html
  4.  «Сегодня печальный день для Telegram» 2020 — «Сегодня печальный день для Telegram»: Павел Дуров объявил о закрытии блокчейн-проекта TON // VC.RU. 12 мая 2020. URL: https://vc.ru/finance/126568-segodnya-pechalnyy-den-dlya-telegram-pavel-durov-obyavil-o-zakrytii-blo...
  5. «США взорвали...» 2020 — «США взорвали атомную финансовую бомбу», — российский миллиардер Рыбаков о поражении Кремля // Hotsport. 2 апреля 2020. URL: https://hotsport.ua/ru/economics/ ssha-vzorvali-atomnuyu-finansovuyu-bombu-rossiyskiy-1585811768
  6.  Тойнби 2006 — Тойнби А. Дж. Исследование истории / Пер. с англ., вступ. статья и комментарии К. Я. Кожурина. СПб.: Изд-во С.- Петербургского ун-та: «Издательство Олега Абышко», 2006. Т. 1–3. 1333 с.
  7.  Carrasco, Palacios, Lino 2001 — Carrasco L., Palacios S., Lino G. L. Mafia Verde: el ambientalismo al servicio del Gobierno Mundial. Opus Dei, 2001.
  8.  Desai 2013 — Desai R. Geopolitical Economy: After US Hegemony, Globalization and Empire. London: Pluto Press, and Halifax: Fernwood Publishing. 2013. 313 pp.
  9.   Desai 2020 — Desai R. The Unexpected Reckoning: Coronavirus and Capitalism // Canadian dimension. 17 March 2020. URL: https://canadiandimension.com/articles/view/ the-unexpected-reckoning-coronavirus-and-capitalism Ferguson 2018  Ferguson N. The Square and the Tower. Networks and Power, from the Freemasons to Facebook. New York, 2018.
  10. Folloni 2017 — Folloni G. Aiuti, crescita e sviluppo: alle radici dell’efficacia, un problema di metodo // Atlantide. 2017. № 3(38). Pp. 5–9. ISSN: 2282 2682.
  11.  Gromyko 2015 — Gromyko Y. Beyond the “BRICS”: new patterns of development cooperation in the Trans-Eurasian corridor. // Handbook of the International political economy of production / Kees van der Pijl (ed.).
  12.  Edward Elgar Publishing, 2015. Pp. 167–186. ISBN 978-1-78347-020-4. Lettieri,
  13. Raimondi 2019 — Lettieri M., Raimondi P. Il dollaro da solo non basta più // ItaliaOggi. 13 settembre 2019. Lino 2019 — Lino G. L. Amazonía, centro del mundo // Solidariedade Ibero-americana. 16 diciembre 2019. URL: https://msiainforma.org/es/ espanol-amazonia-centro-del-mundo/
  14.  van der Pijl 2020 — van der Pijl K. Health emergence or seizure of power. Political Economy of Covid-19 // New Cold War. Apr 27, 2020. URL: https://www.newcoldwar.org/ health-emergency-or-seizure-of-power-the-political-economy-of-covid-19/
  15.  Zylberman 2013 — Zylberman P. Tempêtes microbiennes: Essai sur la politique de sécurité sanitaire dans le monde transatlantique. Paris, PUF, 2013.








Количество показов: 1