Семейная проблематика в социокультурных реалиях

Семейная проблематика в социокультурных реалиях

Развитие семейной психологии предполагает сегодня выработку новой стратегии и определения главных направлений деятельности семейных психологов с учетом социально-психологической проблематики, степени и глубины кардинальных подвижек, принципиально изменивших внесемейное пространство. Особую актуальность семейная проблематика приобретает в настоящее время, в период утверждения глобализующегося мира, ведущего к размыванию идентификационных общностей, каковыми всегда были семья, государство-отечество, страна, общество, культура в целом. Специфическая ситуация многоплановых структурных преобразований проявляется во всех областях жизнедеятельности и обусловливается зримо фиксируемыми изменениями самого современного человека, его жизненных ритмов, установок, отношений к себе и другим.

Нельзя понять и оценить состояние и перспективы семьи, игнорируя существенные перемены, происходящие с этим социальным институтом на протяжении всего XX века. Все исследователи констатируют зримую семейную динамику, расхождения обнаруживаются в оценке этих изменений.

В настоящий момент сложились два взгляда на проблему семейных трансформаций:
1. изменения семьи – это плохо;
2. изменения семьи – это благотворно.

Но эти довольно прямолинейные оценки не схватывают явление во всей его многомерности. Дело в том, что за короткий период времени произошел качественный скачок – реальный переход человеческого сообщества в исторически новое состояние.

В связи с этим обозначим некоторые проблемные зоны развития современной семьи в социокультурном контексте.

Проблема брачного партнерства

В реалиях сегодняшнего дня именно брачное партнерство является системообразующим элементом семейного бытия. От его успешности зависит специфика существования человека именно как партнера, оно определяет всю систему семейного функционирования, задает условия сохранения домашней устойчивости в весьма неустойчивом окружающем мире.

Но живем ли мы как партнеры на самом деле?

Если до брака человек еще испытывает потребность привязать, приковать к себе партнера своей мечты, делить с ним радость, ухаживать за ним, баловать его и бороться за него, то в браке эти потребности чаще всего заметно (для обоих) ослабевают. Небесная эйфория самозабвенной влюбленности внезапно (или постепенно) снова обнаруживает себя принесенной в жертву обыденности и привычке.

Мы живем в эпоху многих стимулов, и духовная жизнь человека резко переменилась. В нее вошли экономика, политика, рабочие обязанности, материальные и бытовые запросы, культурные и творческие тяготения, тяга к развлечениям и увлечениям. Любовь отошла на второй план, потеснилась, уступила им часть своего места среди пружин личной жизни. А вместе с этими громадными переменами любви мешают стрессовые нагрузки, нервная усталость, социальные тяготы и нехватки. Вся жизнь людей перестраивается в своих основах, и любовь приходит в новые соотношения с потребностями, пропитывается новыми переживаниями, по-новому сплавляется с другими чувствами.

В современном цивилизованном обществе всё больше людей предпочитает не вступать в брак в самом начале своих отношений или не вступать в брак вовсе. Повышается готовность молодых людей в своей собственной жизни искать альтернативные формы её устройства, эволюционируют не просто формы брака, но и отношение к ним существенно трансформируется. Эта изменившаяся позиция имеет в значительной мере отношение к изменению социокультурного характера феномена «молодежи».

Выбор брачных партнеров следует социальным закономерностям в той мере, в какой они суммой всех заключенных браков порождают относительно стабильные статусные структуры в обществе. Намерению вступить в брак предшествует, по крайней мере, у большинства людей в европейских промышленно развитых странах, длительный процесс ориентации и социокультурной настройки человека на брак и семью.

Вторя классикам, можно констатировать поразительную вещь: любовь и воля, которые в былые времена всегда помогали справиться с жизненными невзгодами, в наши дни сами стали проблемой. С этим обстоятельством тесно связана другая особенность, характерная для современной культуры, которая основана на стимулировании потребности покупать, на идее взаимовыгодного обмена. Счастье современного человека выражается в восторге, с которым он разглядывает витрины, и в возможности купить все, что он может себе позволить – за наличные или в кредит. Точно так же, он (она) смотрит и на людей. Рыночная стихия захватила не только профессиональную сферу, публичную по своему характеру, но затронула и интимные стороны жизни.

Неудивительно, что в культуре, где преобладает ориентация на рынок, а материальный успех имеет исключительную ценность, любовные взаимоотношения следуют той же схеме обмена, которая главенствует на рынке товаров и рабочей силы.

Реальное действие социального на психологическое здоровье семьи

Проблема выявления реального действия социального на психическое здоровье семьи обусловливает понимание, оценку развития семьи как объединения, системы отношений и специфического общения для повышения различных аспектов ее благополучия, а именно:
  •   карьерного благополучия (успешность человека на работе, в профессии);
  •   социального благополучия (семейная удовлетворенность, прочные отношения с другими людьми и любовь);
  •   финансового благополучия (разумное управление своей экономической жизнью);
  •   физического благополучия (хорошее здоровье и энергия, необходимая для выполнения повседневных дел);
  •   регионального благополучия (ощущение сопричастности к жизни территории своего города, района, области, страны, мира).
Современное общество стало настолько сложным, что социальные проблемы локализуются не в отдельной личности и не в отдельной ячейке общества, каковой является семья или профессиональная группа, а в системе социального взаимодействия, в его особенностях, которые определяют социальную ситуацию личности. Причем в это взаимодействие вовлечена региональная администрация, образовательные учреждения, медицинские, социальные службы, правоохранительные органы, органы опеки, охраны материнства и детства, экономические субъекты, политические партии, группы интересов и пр.

Семья впустила общество в свое пространство. И общество включило интересы семьи в свои социальные задачи. Это взаимопроникновение носит сложный характер.

Проблема разрешается путем договорной регламентации взаимоотношений индивида и государства. Иначе говоря, человек и государство заключают между собой общественный договор, в котором на равноправной основе формулируются все существующие политические, социальные, экономические и другие отношения между ними. Эксплицируются эти формы отношений в конкретной семейной или трудовой ситуации. Договорные отношения пронизываются, кроме всего прочего, эмоциями участников, которые плохо поддаются регулированию.

Исторический факт освобождения семьи от производственных функций не должен затмевать того обстоятельства, что после исторического отделения работы от семьи профессиональный труд вне дома все равно оказывает существенное влияние на семейную жизнь. Опыт, приобретаемый на работе, а также способ и степень восстановления рабочих сил работающих членов семьи существенно влияют на семейные будни.

В реалиях российской действительности отношения личность – работа, личность – семья асимметричны. Эту диспропорцию в большей степени воплощают и ощущают на себе женщины, т.е. имеет место гендерный сюжет. К настоящему времени все больше российских женщин в ограничении себя ролями матери и домохозяйки видят однообразный и бедный социальными контактами образ жизни.

Вместе с тем сочетание профессиональной и семейной роли выражает устойчивую культурную норму общества, являющуюся изначально основой модернизации семьи. Значительную роль здесь играет урбанизация, ослабление конвенциональных норм, географическая и социальная мобильность современного человека. Социокультурное разделение семейных обязанностей отражает и особенности национальных традиций, о которых не следует забывать в условиях высокой трудовой миграции населения.

Потребности и возможности супругов в новых деловых (субъект – дело) отношениях опережают способности к установлению и поддержанию родственных (субъект – субъектных), постоянно корригируемых жизненной практикой отношений.

В нынешнее время семейно-брачные установки и ожидания в еще большей степени отражают черты декларируемой модели брака, а стереотипы реального супружеского поведения во многом им не соответствуют. Итак, медленно, но неуклонно происходит обезличивание собственно родственных отношений, расширение внесемейного мира, приобщение к его возможностям и соблазнам. Дух цивилизации сегодня настолько силен, полон соблазнов и греховности, что способен проникать в человеческие души через все мыслимые и немыслимые ограды. Об этом писал еще Т. Драйзер в романе «Сестра Керри»: «Большой город с помощью своих коварных ухищрений обольщает не хуже иных соблазнителей, самый опытный из которых микроскопически мал по сравнению с этим гигантом и принесет человеку гораздо меньше разочарований. В городе действуют могучие силы, которые обладают такими способами проникнуть в душу своей жертвы, какие доступны лишь умному и тонкому человеку. Мерцание тысяч огней действует не менее сильно, чем выразительный блеск влюбленных глаз. Моральному распаду бесхитростной, наивной души способствуют главным образом силы, неподвластные человеку. Море оглушающих звуков, бурное кипение жизни, гигантское скопление человеческих ульев – все это смутно влечет к себе ошеломленные чувства. Какой только лжи не нашепчет город на ушко неискушенному существу, если не случится рядом советчика, который сумеет вовремя предостеречь. И ложь эта, пока не раскрытая, обольстительна, – зачастую она незаметно, как музыка, сначала размягчает, потом делает слабым, потом развращает неокрепшее человеческое сознание».

Ориентация на профессиональный успех и личное благосостояние порождает доверие к себе больше, чем к другим. Возможно, это и определяет статистику разводов. Семья сама по себе, автоматически не всегда становится ценностью для индивида.

Весь мир пронизан беспокойством, люди цепляются друг за друга, и пытаются убедить себя, что испытываемое ими чувство – любовь, они не принимают волевых решений, потому что боятся, выбрав нечто одно, потерять другое, и чувствуют себя порой слишком неуверенно. В результате разрушается фундамент положительного социального воздействия общества на личность и семью.

Семья, ребенок, детство

Современная социокультурная ситуация и семейные трансформации вызывают изменения социально-психологических закономерностей развития детства и как особого состояния социального развития, и как особого слоя общества, приводит к появлению его новых характеристик.

Повсеместно сказывается влияние на когнитивную и мотивационно-потребностную сферу личности ребенка социальных, экономических, культурологических факторов, миграционной ситуации, того психологического климата, который создается в сегодняшней семье. При этом необходимо выяснить, являются ли новоприобретения структурообразующими в личностном развитии или лишь фиксируют процессы временного порядка.

Меняются критерии «взросления» в семье растущих людей, отмечается нарастающее отчуждение между взрослыми и детьми, которые существенно повзрослели, с одной стороны, с другой – по ряду параметров углубился их социальный инфантилизм. При этом они взрослеют не личностно, а лишь в плане показного поведения. Основной вопрос относительно детства формулировался раньше так: как продлить молодежную фазу? Теперь он звучит иначе: как завершить молодежную фазу?

Сегодня ценностный разрыв между поколениями настолько велик, что имеется и нарастает опасность деструктирования всей системы культурно-исторического наследования.

Семья в цифровую эпоху

Жизнедеятельность современной личности реализуется одновременно с миром природы и в специфической для человеческого общества информационной среде, имеющей свои механизмы развития и функционирования. Характерной особенностью нынешней ситуации является то, что всей человеческой цивилизации присуще постоянное и стремительное расширение, осуществляемое самим же человеком. Особенно бурно расширение информационной среды общества, захватившей и профессиональное сообщество и домашнюю среду обитания, происходит в последнее время, и темпы его растут. К сожалению, в последние годы важнейшая часть информационной среды стала более агрессивной и примитивной.

Дж. Палфи, У. Гассер, ссылаясь на результаты многочисленных исследований, доказывают наличие взаимосвязи между контентом с элементами насилия (от агрессивной музыки до онлайн-игр со сценами насилия), доступ к которому обеспечивают цифровые технологии, и появлением агрессивных мыслей и убеждений, способных привести в конечном итоге к насильственным формам поведения детей и подростков.

Дети набирают мудрую силу, социальную и личностную зрелость, когда им помогают разобраться в происходящем, с ними откровенно и честно общаются, обучают анализировать событийную канву жизни и противостоять негативным влияниям. Однако нередко ребенок остается один на один с миром, переполненным искушениями, трагедиями, обманом и фанфаронством. Немудрено, что к насилию и убийствам рано или поздно люди начинают привыкать. Последнее вполне вероятно, ибо регулярный просмотр телепередач убеждает, что телеэфир переполнен «некрофильной» информацией. Не лучше обстоит дело и с Интернетом. Безусловно, там информации больше, она намного разнообразнее, однако «взращиваемый на крови» ребенок ищет в сети те же сцены насилия, безобразия. Более того, он сам стремится стать героем таких сюжетов. Приходится констатировать, что в детской субкультуре (не без помощи взрослых) героическое смещается на трагическое. Антигерои, антипримеры стали для многих детей ролевыми моделями.

Если в индустриальном обществе все члены семьи играли определенные социальные роли, то в информационном обществе эти роли, включая роль ребенка, меняются. В связи с этим значительно возрастает значение семьи в социализации и образовании детей. Необходимо наработать теоретически обоснованные и экспериментально проверенные рекомендации – как, где и до каких пределов должна осуществляться домашняя компьютеризация, чтобы работа ребенка с компьютером способствовала интенсивному развитию у него качеств активного субъекта познания, труда и общения.

Этническое и культурное многообразие и семья

В современной социальной ситуации выявляется не только многогранность и чрезвычайная сложность, но и малая изученность характеристик этнических общностей, изменяющихся, усложняющихся их взаимоотношений, а также тесно взаимосвязанная с этим острейшая проблема профилактики ксенофобии, воспитания толерантности в семье.

Каждая культура порождает определенную нормативную модель семьи, точнее, группу моделей. Структура нормативной модели включает в себя элементы – членов семьи, каждый из которых характеризуется определенным статусом, т.е. позицией с определенными правами и обязанностями, с которыми связано соответствующее поведение.

Нормативная модель семьи принимается обществом, отражается в коллективных представлениях, нравственных ценностях, культуре общества, в том числе – в религиозной культуре. Однако нормативная модель всегда скрыта за конкретными формами ее экспликации, которые не только разнообразны, но и вариативны.

Здесь актуализируется задача разработки, в частности, психологических основ воспитания у детей, подростков, юношества личностных просемейных качеств, аккумулирующих в единстве лучшие черты конкретного этноса, российского народа в целом и общечеловеческих ценностей.

Оказывается, что в возникающем сегодня диалоге традиционалистским культурам тоже есть что сказать. В выработке новых жизненных ориентиров и поиске новых стратегий цивилизационного развития использование современной техногенной культурой достижений традиционных культур может сыграть важную роль. Многообразие культур и их взаимодействие выступает условием их развития. Унификация и уничтожение культурного многообразия может приводить к вырождению культур.

Семья и здоровье ребенка

Раскрытие возможности усиления эмоционально-волевой стабильности растущих людей должно сопровождаться восстановлением критериев нравственности внутри детского сообщества.

Не менее актуальным является определение социальных механизмов поддержания духовного и физического здоровья детей. Именно здоровья, а не только изучения степени нездоровья. Речь идет о поиске возможностей оздоровления семейной среды в целом. Особой проблемой выступает здесь эмоциональная неустойчивость самих родителей.

Опыт профессиональной деятельности легко переносится в семейную среду, и в значительной степени определяет возможности взрослых как родителей. Это, в свою очередь, отражается на процессе семейной социализации. В социально-психологических исследованиях установлено, что те люди, работа которых характеризуется монотонией, мало интересной деятельностью, лишь иногда ищут в семейной жизни разнообразной и самостоятельно направляемой деятельности.

Родители осознают и обобщают усваиваемый ими на работе образец поведения, переносят его на внепрофессиональную сферу, в том числе на семейную жизнь и общение с детьми. Выявлены возможные связи между формами разговорного общения на производстве и языковой компетентностью в семьях.

В медицине и в психологии известно негативное действие слова на состояние здоровья человека. В связи с этим психотравмирующие аспекты речевого поведения родителей – это тоже большая социально-психологическая проблема.

Качество приспособления родителей к коммуникативным сигналам, исходящим от ребенка, – это основная предпосылка формирования связей хорошего качества. По-видимому, такое приспособление – основная форма родительской компетентности, которая благоприятствует формированию защищенного поведения.

Психологическая помощь как составная часть социального и образовательного процесса

Понимание многоаспектности, целостной многогранности и неоднозначности семейных и школьных отношений важно как с точки зрения научной психологии, так и с позиций психологии образования для решения проблем современной семьи и школы как персональной микросреды развития ребенка.

Цель консультативной работы – стремиться к выявлению индивидуальных причин семейных дисгармоний и содействовать устранению этих причин в конкретных случаях.

Акцент в работе психолога-консультанта делается на устранении или профилактике тех индивидуально- или социальнопсихологических причин, которые, по-разному проявляясь в разных семьях, приводят к распаду семьи, глубоким семейным дисгармониям, алкоголизму, невротическим заболеваниям, снижению качества семейного воспитания и нарушениям в поведении и развитии детей. Хотя за всеми этими явлениями могут стоять общие проблемы социально-демографической, экономической или социологической природы, консультант исходит из допущения, что они по-разному трансформируются у разных людей, в разных семьях и опосредуются личностными особенностями членов семьи, их психологическими ресурсами. Благодаря этому опосредующему влиянию психологических структур и процессов одни и те же факторы в одних семьях приводят к дисгармониям и неблагополучию, а в других – нет. Поэтому объектом анализа и воздействия в рамках консультативной психологической помощи всегда является конкретная семья (или личность) с присущими только ей особенностями развития, реагирования на жизненные ситуации, способами решения конфликтов, планами и т.д.

Проблема ответственного будущего человека как семьянина

Молодые люди достигают социокультурной зрелости задолго до того, как обретают экономическую независимость от родителей. «Постиндустриальное» общество благоприятствует раннему наступлению совершеннолетия – прежде всего в области потребления, а также в социальных и сексуальных отношениях, и отсрочивает наступление экономической самостоятельности. Компетентное участие молодых в потреблении делает их более зрелыми с социокультурной точки зрения, чем это было у предыдущих поколений. В брак молодежь приходит, с одной стороны, с более высокой готовностью к жизненным экспериментам, с другой – ограниченной экономической автономией. Нынешние молодые люди остаются экономически полностью или частично зависимы от родителей, но ведут себя независимее от нормативных представлений последних, особенно в социокультурной сфере, поэтому часто брачные отношения начинаются вне родительского дома: родительский дом не подходит для экспериментирования.

Этому соответствуют результаты опросов о предпочитаемой форме семьи: большинство молодых россиян, например, не хотели бы жить вместе с родителями или родственниками. Родители также часто не хотят жить под одной крышей с женатыми детьми. Они предпочитают жить своим домом. В городских семьях пожилые люди высказывают желание жить со своими детьми только тогда, когда они потеряли супруга или стал необходим посторонний уход за ними.

В этом плане исключительно важно поставить и решить проблему ответственного будущего в развитии человека как семьянина. Сейчас же, судя по имеющимся данным, установка подростков, юношей, девушек связывается с достаточно размытым представлением о возможности благополучной, зажиточной жизни. При этом зачастую интересы молодых людей и ожидание будущего расходятся.

Диалектическое единство изменчивости и традиционности, нормативности и интимности, свойственное развитию семьи, проистекает, вероятно, из самой ее природы. Отсюда и неоднозначность групповых семейных норм и процессов, большое многообразие и вариативность внутрисемейных отношений, их природы и функционирования, осложненных еще и комплексностью функционирования семьи, касающейся буквально всех сторон жизни человека.

Таким образом, развитие семьи как группы и системы отношений обусловлены особенностями социализации человека в различных культурах, зависимы от личностных и общественно-экономических ситуаций, определяются способами организации семейной жизни, характером общения в ней и реализуемых поведенческих паттернов, что находит свое отражение в пространстве жизненного бытия каждого отдельного человека.
Количество показов: 5